Перейти к содержанию
Авторизация  
Nayada

Культпоход

Рекомендуемые сообщения

К сожалению, старой темы мы лишились из-за технических проблем. Я надеюсь что-то ещё сделать, но не факт.

Открываю тему с традиционного для меня грустного (лирическое сопрано, ага).

25 мая вандал поверил картину Репина "Иван Грозный убивает своего сына".

По ссылке повреждения https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/05/28/76631-tretyakovka-pokazala-povrezhdeniya-kartiny-ivan-groznyy-ubivaet-svoego-syna-ot-vandala

 

Кто не помнит, это не первое нападение на картину. Предыдущее было более 100 лет назад и тогда картину смог переписать автор. А хранитель, как узнал о нападении на картину, бросился под поезд. 

А ещё это первая картина в России, подвергшаяся цензуре (она не понравилась Александру III).

Запрет на демонстрацию был снят благодаря хлопотам Алексея Петровича Боголюбова, к которому у меня и моей семьи особые нежные чувства, не только потому что он внук Радищева и прекрасный маринист, но и создатель первого общедоступного музея в России — художественного музея им. Радищева в Саратове. И там более всего нужны были мои помоечные работы Симона и Юстицкого, если кто помнит ту историю.

В 1913 г. лицо Иван Грозного вандал исполосовал вот так

800px-Repin_groznuy_vandalizm.gif

 

Ну и шедевр Репина до современных повреждений

1024px-Iv%C3%A1n_el_Terrible_y_su_hijo,_

 

p.s.: прошлым летом я случайно прошла в Третьяковскую галлерею с ножом(!), о чем сразу сообщила сотрудникам. А нож сдала в гардероб, конечно. 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
32 минуты назад, Nayada сказал:

25 мая вандал поверил картину Репина "Иван Грозный убивает своего сына".

Печальная тенденция - восстановление исторической справедливости путем войны с памятниками и картинами. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Только что, izabella сказал:

Печальная тенденция - восстановление исторической справедливости путем войны с памятниками и картинами. 

лавры Герострата многим не дают покоя 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

получается, что при желании, вандал все же может сделать свое черное дело...использовал то стойку ограждения...и я, наверное, впервые, была рада, что картина была в стекле...хоть как то оно защитило от еще больших повеждений. Надеюсь, вернее, уверена, что реставраторы сделают все возможное.

Первый раз, при Репине было - он сам и устранял следы от ножа

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
1 час назад, yassmine сказал:

получается, что при желании, вандал все же может сделать свое черное дело...использовал то стойку ограждения...и я, наверное, впервые, была рада, что картина была в стекле...хоть как то оно защитило от еще больших повеждений. Надеюсь, вернее, уверена, что реставраторы сделают все возможное.

Первый раз, при Репине было - он сам и устранял следы от ножа

Сплошная мистика с этой картиной.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
24 минуты назад, luda link сказал:

Сплошная мистика с этой картиной.

у Ильи Ефимовича много эдакого, мистического...современники даже говаривали, что после его портретов те, с кого они писаны как то не очень долго жили...думаю, что это совпадение

хотя, Гаршин, с которого он писал сына Ивана Грозного все же трагически погиб

а первая демонстрация полотна многих в экзальтацию приводила...вот это сила таланта!

 

  • Нравится! 1
  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

вспомнили про Илью Ефимовича и людей, которых он писал...я вот как раз на днях была рядом с домом, где он жил в Санкт-Петербурге по адресу Канал Грибоедова, 135.(бывш. Екатерининский Канал)

Илья Ефимович, который до того сменил множество адресов как в столице, так в русской провинции и за границей, вернулся в Петербург с женой и детьми в сентябре 1882 года. Для себя и семьи он снял квартиру на втором этаже дома, стоящего на излучине Екатерининского канала. В Петербурге он жил и прежде, сменив, с 1862 по 1876 годы, – шесть адресов. И все – на Васильевском острове. При этом город был ему не сказать, что по нраву. Северная столица у художника ассоциировалась с холодным, неуютным пространством: «Порхавшие сначала в виде белых мотыльков снежинки усилились, шел настоящий, сухой, зимний снег; быстро заметал он следы по горам от спусков срубленных дерев вниз; становилось холодно, грезился Петербург и еще что-то неприятное...»

Но на этот раз Репин поселился в Коломне, и это все переменило! Удаленность от парадного центра, или особая живописность места повлияли на восприятие города, но как только устроились в новом жилище, Репин написал своему другу, В.Д. Поленову письмо, в котором заметил: «Да, брат, никогда еще Петербург мне так не нравился, как теперь!».
Через некоторое время  Репин добивается того, чтобы дом надстроили дополнительным этажом-мансардой, и переселяется со своим семейством в просторную семикомнaтную квартиру на четвертом этаже. Над квартирой оборудовали мастерскую, куда прямо из комнаты Ильи Ефимовича вела деревянная лестница.

В советское время в квартире Репина, впрочем, как практически во всех дореволюционнвх квартирах, была устроена обыкновенная коммуналка, со всеми вытекающими перегородками, неухоженностью и грязью. В 1989 году дом, официально признанный «Памятником истории Федерального значения» отреставрировали, но реставрация эта заключалась в том, что внутренние перекрытия разрушили, мансарду Репина сняли, а на ее месте надстроили новую. Поменяли крышу башни, которая, по меткому выражению одного из петербуржцев, стала похожа на «суповую кастрюлю».

это печально, конечно....и не быть там музею-квартире художника.

Но сейчас не об этом.

на противоположной стороне канала, через один мостик к дому Репина находится дом, в котором жила сейчас почти забытая баронесса Варвара Икскуль фон Гильденбандт-думаю, портрет дамы в красном знаком многим. Вот это она.-"красная баронесса"

из воспоминаний Нестерова:

Это было время самого расцвета таланта Репина. Все его живописные достоинства, как и недостатки, были налицо: свежая, молодая живопись лица, рук, блузки, золотых брелоков - и почти обычное отсутствие вкуса. Во всяком случае, мы тогда были в восхищении от нового шедевра Ильи Ефимовича, и я впервые по этому портрету узнал о существовании баронессы Икскуль.

С тех пор чаще и чаще я стал встречаться с ее именем: оно то фигурировало вместе с какими-нибудь филантропическими учреждениями, с женскими курсами, медицинскими, Бестужевскими, с концертами в пользу недостаточной молодежи, наряду с именами старушки Стасовой, Философовой, Марии Павловны Ярошенко, то с какими-нибудь петербургскими сплетнями. Хорошее о ней переплеталось с «так себе»... но никто никогда не говорил о Варваре Ивановне Икскуль, что она глупа, - нет, ни в одном повествовании о ней не было такого. Быть может, не было и того, чтобы «повествователи» любили ее, но и при всей нелюбви их Варваре Ивановне не отказывали в уме, энергии, находчивости, в сильной воле.
 

Спойлер

Варвара Ивановна Икскуль в те далекие времена принадлежала к либеральному лагерю российской интеллигенции, к либеральной части петербургской знати. Она была вдова нашего посланника в Риме, барона Икскуль фон Гильденбандта, человека гораздо старше ее, оставившего своей супруге какое-то состояние, дом на Кирочной и баронский титул. До баронства Варвара Ивановна была мадам Глинка, у нее было два сына от первого брака: красавец-кавалергард и моряк Гриша, довольно хилый молодой человек. Вот что было у Варвары Ивановны до баронского титула и особняка на Кирочной.
Так жила да поживала в Питере баронесса Икскуль, пока не прославил ее своим портретом Илья Ефимович Репин. О ней заговорили громче; хорошее и худое о ней получило более яркую окраску - Говорили, что женские медицинские курсы, закрытые в конце царствования Александра II, вновь открылись в царствование Александра III благодаря умелому ходатайству баронессы Икскуль. Казалось, к суровому царю с такими делами, как открытие женских медицинских курсов, и подступить было немыслимо. Александр III - и женское образование... хм... и, однако, не кто другой, а Александр III дал милостивое соизволение на открытие таких курсов; он не только согласился на их открытие вновь, но дал землю под это полезное учреждение и обеспечил их существование на будущие времена.

Дело было так: ревнители женского образования ломали себе головы, как подступиться с таким делом к неподатливому царю. И вот тут, как и на репинском портрете, выступила баронесса Икскуль особенно ярко. У ней в те времена, как и раньше, как в дни последующие, как во все времена ее жизни, - были большие связи... с так называемыми «нужными людьми», будь то мир придворный, военный или чиновный, ученый, мир художников, артистов. Везде баронесса Икскуль вовремя и умно заводила связи и ими блестяще пользовалась.

Люди, жившие в 80-е годы, знали или слышали о генерале Черевине, близком человеке к царю. Генерала Черевина, как Бову-королевича или Паскевича-Эриванского изображали на лубочных картинках просто: тиснут медянкой, потом киноварью, еще охрой - и готов Черевин-Паскевич. Генерал Черевин был запойный пьяница. Пил он непробудно, и в минуты редкого и короткого похмелья докладывал царю о том, о сем, и тогда из этого выходило что-то ладное для «лучших людей». Тут и подвернись умная баронесса Икскуль. Поговорили о ней «лучшие люди», и стала баронесса поджидать черевинского похмелья; дождалась, и своими «чарами», а у ней их было довольно, убедила пьющего генерала доложить царю о курсах, о том, что женское медицинское образование не только не вредно, но даже польза от него может быть...

Царь выслушал Черевина милостиво и повелел тогда восстановить запрещенные курсы по более широкому плану. И стали курсы жить, процветать, много от них пользы было государству, и слава баронессы Икскуль как умной женщины еще более возросла. Куда бы ее деятельность ни направлялась, всюду видны были ее ум, твердая рука, административные и иные таланты. И как она умела выбирать людей, а выбрав, командовать ими!

Было начало 1907 года. В Петербурге, на Малой Конюшенной, в доме шведской церкви, была моя выставка. Ее успех для меня, как для моих друзей и недругов, был неожиданным. Среди выставляемых картин была там небольшая «Богоматерь с младенцем»; ее на первых же днях и приобрела баронесса Варвара Ивановна, а через несколько дней на той же выставке и сама познакомилась со мной. Первое мое впечатление было чисто зрительное. Помню, что Варвара Ивановна была вся в черном, никаких украшений, ничего лишнего. Лицо бледное, красивое, интересное, очень хорошо сохранившееся для своих лет (сыну, кавалергарду, было тогда за тридцать). Сходство с портретом Репина было большое, хотя Репин и не уловил того, до чего так мастерски и остро добирался Серов. Особую оригинальность облику Варвары Ивановны Икскуль придавал локон седых волос надо лбом, как у Дягилева. Этот седой локон на черных, вьющихся хорошо положенных волосах придавал большую пикантность лицу Варвары Ивановны. С первых же слов умелая барыня взяла со мной верный тон, простой, как бы дружеский.

Первая встреча наша закончилась приглашением, без обычного визита, к обеду.

В назначенный день и час я был на Кирочной. Широкая лестница вела во второй этаж, в апартаменты баронессы: приемная, дальше гостиная во вкусе 80-х годов, где лишь некоторый избыток живописно набросанных тканей, шелка, парчи и всякого рода безделушек указывал на то, что хозяйка дома считает себя не чуждой вкусам художников стиля тогдашнего модного живописца Ганса Макарта или нашего Константина Маковского.. В то же время в этой гостиной все было рассчитано на уют, располагающий к хорошим разговорам. Каждый уголок имел как бы свое особое назначение...

Хозяйка встретила меня с любезной простотой, так знакомой нам, художникам. Она села на свое излюбленное место - кушетку, заполненную разного рода подушками, подушечками, - она как бы погрузилась в них, и они приняли ее в свои теплые объятия. Мне было предложено кресло напротив, около стола с большой лампой под огромным абажуром на ней. Слева, ближе к окну, стоял другой стол поменьше, круглый, как и первый, а на нем был поставлен, лицом к хозяйке, в широкой, черной резной раме портрет Максима Горького, имя которого в то время было особенно популярно среди будирующего Петербурга. Опытная, светски воспитанная хозяйка втянула меня в оживленную беседу, перескакивая с одной темы на другую, нигде не обнаруживая своей сущности.

Скоро стали собираться другие приглашенные к обеду гости. Приехал ученый секретарь Академии наук академик Ольденбург, ставший более известным позднее, приехали муж и жена Медемы и, наконец, экс-премьер Горемыкин со старушкой женой. Через несколько минут все были приглашены в столовую. Хозяйка указала место, и я, как «герой сезона», был посажен первым справа от хозяйки. Рядом сел старик Горемыкин, дальше Ольденбург и последним еще молодой псковский губернатор, зять Горемыкина, барон Медем.

Сервировка стола прекрасная; обед не очень изысканный, но вкусный; винам особого значения не придавали. Беседа шла общая - о моей выставке, об искусстве вообще и на общие темы. Недавние грозные события затронуты за обедом не были. Мой сосед, с такой предрешающей свою судьбу фамилией, был очень прост: в нем не было и следа важного сановника, недавнего главы правительства; это был образованный, хорошо воспитанный старый человек. Менее других мне понравился академик Ольденбург.

После обеда все вернулись в гостиную; там за разговорами прошла часть вечера; около десяти часов я простился и, приглашенный «не забывать», уехал домой.

Позднее баронесса Икскуль в мои тогда довольно частые посещения Петербурга, узнав от общих знакомых о моем приезде, звонила ко мне по телефону в Гранд-Отель или присылала записку с приглашением посетить ее, и я изредка бывал у нее и встречал иногда интересных людей. Во время одного из моих визитов баронесса познакомила меня с нарядным, высоким, лет пятидесяти, в генеральском мундире, с открытым лбом военным, по манерам, облику похожим на какого-нибудь командира гвардейских полков. То был лейб-медик Вельяминов, как говорила молва, счастливо заменяющий покойного барона Икскуль.

Бывая на Кирочной, я заметил, что портреты в резной черной раме на круглом столе у окна менялись сообразно с тем, кто был в те дни «героем сезона», о ком говорил Петербург.


Все чаще и чаще приходилось слышать о баронессе Икскуль, о ее энергии, деловитости, умении руководить большим делом, попавшим в ее руки. Она, между прочим, была почетным попечителем и чуть ли не основателем Кауфманской общины сестер милосердия, где все было насыщено ее инициативой, волей, умом. Дело там шло превосходно. Дисциплина была железная, и сестры общины, такие выдержанные, бесстрастные, преданные долгу, в накрахмаленных белых повязках-кокошниках, воротничках и нарукавничках, были послушными исполнительницами указаний своей энергичной, не хотевшей стариться попечительницы.

Как-то Варвара Ивановна заехала в Киев к сыну, тогда уже «бывшему» моряку, слабосильному, такому приятному бездельнику Грише. Он был женат на Тарновской, дочери одного из потомков малороссийских гетманов, богатого, своенравного, влюбленного в малороссийскую старину и имевшего у себя в черниговском имении лучшее собрание древностей своего края.

В этот приезд в Киев Варвара Ивановна Икскуль посетила мою мастерскую. Она и тогда была все такая же интересная, не желавшая поддаваться влиянию времени пикантная женщина с черными, как вороново крыло, волосами, с неожиданным седым локоном в них, быть может, уже созданием парижского куафера.

Не помню, бывал ли я позднее у баронессы Икскуль в, ее особняке на Кирочной, но я слышал, что круглый столик у окна и черная рама на нем не утратили своих чудесных свойств: в черной раме продолжали меняться «герои сезона», пока однажды, на смену Максиму Горькому, не появился новый герой... Григорий Распутин.

 

на фото-баронесса с одной из сестрой милосердия

В феврале-октябре 1912 года с отрядом сестёр Кауфмановской общины отправилась на Балканы в район боевых действий Болгарии, Сербии и Черногории против Османской империи. В 1914—1916 годах сёстры общины под её руководством работали на Юго-Западном фронте, где организовали ряд госпиталей и этапных лазаретов. За работу на передовой в 1916 году получила Георгиевский крест. В те же годы была членом Дамского лазаретного комитета и председательницей Общества для усиления средств женского медицинского института и Высших женских курсов.

После Октябрьской революции, в 1918 году, несколько недель провела в тюрьме в качестве заложницы (как мать «белогвардейца»), а затем вместе с сыном, бывшим гвардейским офицером Иваном Глинкой, была выселена из дома на Кирочной улице. Зимой 1919—1920 года сын умер от пневмонии, осложнённой голодом. Осенью 1920 года при содействии А. М. Горького поселилась в Доме искусств на Невском пр., 15. Пыталась подрабатывать переводами. Обращалась к властям за разрешением выехать за границу, но получила отказ. Зимой 1920 года нелегально, с помощью проводника-контрабандиста, перешла границу с Финляндией по льду Финского залива.(!!!)

С 1922 года жила в Париже с сыном Григорием. Умерла 20 февраля 1928 года, похоронена на кладбище Батиньоль.

Варваре Ивановне Икскуль фон Гильденбанд посвящены многие страницы литературных мемуаров (в частности, В. Ф. Ходасевича, Т. А. Аксаковой-Сиверс, Д. Н. Мамина-Сибиряка, В. Д. Бонч-Бруевича). Ей посвящены двенадцать стихотворений первого сборника Д. С. Мережковского.

 

вот так - гуляешь себе по питерской Коломне и вихрь истории уносит куда то далеко-далеко, к людям неординарным, замечательным и , зачастую , достойным восхищения и подражания

 

 

IMG_20180513_141303.jpg

36584_original.jpg

IMG_20180513_145208.jpg

IMG_20180513_145311.jpg

IMG_20180513_145952.jpg

  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В старой теме столько полезных ссылок было! Если кто помнит, что постил, повторите снова, пжлст!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Дамы! я была сегодня на выставке Петрова-Водкина в Русском музее. Очаровалась. :) Очень много работ не из Русского музея, в томтчисле из частных собраний. Подруга не захотела идти из-за комиссаров. А их там совсем немного. :) Даже после революции писал на религиозные темы. Очень сильный художник. Картины как будто светятся изнутри. Как компьютерная графика. :) Очень много сюжетов. Это надо видеть! Сделала много фото. Попробую сюда выложить с телефона, если получится.

  • Нравится! 1
  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Я не знаю, как он выжил со своими Богоматерями. Видно, комиссары помогли.

Там и его книги, даже книги для детей. Вот бы почитать!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кузьма Сергеевич написал книгу - Моя повесть.Я  тоже на выставку обязательно собирусь. А африканские представлены его работы? 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кстати, большая часть работ Петрова-Водкина в Русском музее из Саратова. У них на сайте музея даже парочка заметок об этом есть 

http://radmuseumart.ru/news/announcements/10396/

http://radmuseumart.ru/news/announcements/10399/

Понравилось: "Так случилось, что каждое поколение россиян открывает своего Петрова-Водкина".

А здесь о его музыкальных пристрастиях http://radmuseumart.ru/news/announcements/10330/

 

И ещё у меня саратовские культурные новости. Помните, писала, что во время выставки Николая Симона в Радищевском музее, я познакомилась с тамошним коллекционером работ Юстицкого? Он искал мои контакты, потому что увидел на выставке принадлежащие нам работы Юстицкого. Сам он, наверное, обладатель самой большой коллекции его работ, там больше 100 рисунков, если не ошибаюсь. Юстицкий — его страсть. И всё сетовал, что мой Симон уже на выставке, а его коллекция вот тут, в Саратове, и будто музейщикам не нужна. А коллекция и правда примечательная, внешне неприметный дом, ну разве что высоковат, три этажа, а внутри всего на три музея. Я не шучу. Там и Айвазовский, и Поленов. 

И огромная, просто запредельная коллекция работ Алексея Васильевича Коблова. Вся стена третьего этажа в его цветах. Как я понимаю, Андрей просто периодически спасал художника своими покупками и заказами. Доходило до "ой, жена такой красивый букетик собрала, приходи, нарисуй". Тут статья Ефима Исааковича Водоноса о художнике http://themorozovcollection.com/book-koblov

Сейчас совращает приобретением пары его работ, держусь из последних сил)))

Так вот выставка. Представляете, Радищевский музей решился на формат выставки не художника или темы, но коллекционера. Это выставка именно коллекции Андрея Морозова. Дело для нас сейчас не частое, надо сказать. Вот так вот из живых российских коллекционеров могу только ещё один случай припомнить, но там совсем другой масштаб был, конечно.

Сам Андрей основательно подготовился к выставке, написав несколько заметок о любимых работах (я сразу скажу, что в искусствоведении человек не просто самоучка, а вообще всё сам и с нуля начал изучать, сначала просто начав с литературы и прочитав полное собрание сочинений Пушкина, а потом Достоевского. Бросил работу, читает и пишет, спонсирует искусствоведов по мере сил). 

Тут коротко о выставке http://radmuseumart.ru/news/announcements/10347/

Здесь про избранные работы:

Мамонтов:  http://radmuseumart.ru/news/announcements/10345/

Айвазовский http://radmuseumart.ru/news/announcements/10304/

Коблов http://radmuseumart.ru/news/announcements/10092/

 

Картинки с выставки от местных жителей (там вот как раз есть та самая стена, полюбуйтесь)

https://aleksdos.livejournal.com/247607.html

 

Так, всё, сворачиваюсь)

Напоследок вам один из букетиков Коблова

 

коблов.JPG

  • Нравится! 2
  • Спасибо! 1
  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Печаль... Не получается отправить фото с нового телефона. (( А ведь со старого получалось. Как уменьшить фотографии на телефоне, чтобы они загрузились на Магриб?

Я такие необычные работы Петрова-Водкина сняла. Хотела всем показать. Увы!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Максимилиан Волошин о картине Репина:

...«Иоанн Грозный» Репина ошеломляет, ошарашивает. Это впечатление вполне тождественно с впечатлением «Красного Смеха» Леонида Андреева. Мы стоим перед картиной в безвыходном положении свидетелей несчастного случая, свершившегося в жизни. Выпуклость факта, trompe-oeil ужаса доведены в ней до последней степени натурализма. – Все ее чисто живописные недостатки и анатомические неверности вызваны стремлением дать изображению наибольшую наглядность.

Эффект натурализма одинаков с эффектом смертной казни, карающей убийцу: вместо одного трупа получается два трупа, вместо одного несчастного случая – два несчастных случая. Но разница та, что несчастный случай, закрепленный живописным мастерством, пребывает годы, и перед ним в безвыходной тоске стоят не единицы, а миллионы.

...Зло, принесенное репинским «Иоанном» за 30 лет, велико. Репин был предтечей и провозвестником всего того, что теперь так пышно разрослось в романы о сыщиках, в театры ужасов и в литературу Леонида Андреева. Он больше, чем кто-либо, способствовал той путанице понятий реального и натурального, которая господствует в нашем искусстве.

...Сохранность ее (картины) важна как сохранность важного исторического документа. Но сама она вредна и опасна. Если она талантлива – тем хуже!

Ей не место в Национальной картинной галерее, на которой продолжает воспитываться художественный вкус растущих поколений.

Ее настоящее место в каком-нибудь большом европейском паноптикуме вроде Musee Grevin. Там она была бы гениальным образцом своего жанра. Там бы она никого не обманывала: каждый идущий туда знает, за какого рода впечатлениями он идет. Но, так как это невозможно, то заведующие Третьяковской галереей обязаны, по крайней мере, поместить эту картину в отдельную комнату с надписью: «Вход только для взрослых».

Максимилиан Волошин. О Репине. 1913

  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
17 часов назад, luda link сказал:

Печаль... Не получается отправить фото с нового телефона. (( А ведь со старого получалось. Как уменьшить фотографии на телефоне, чтобы они загрузились на Магриб?

Я такие необычные работы Петрова-Водкина сняла. Хотела всем показать. Увы!

может все же получится?  очень интересно

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Петров-Водкин.2jpg.jpg

Петров-Водкин.3jpg.jpg

Первая картина из французской серии. Вторая- портрет жены, из частной коллекции. Третья- африканск. цикл.Петров-Водкин.jpg

Изменено пользователем luda link
  • Нравится! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Прошу прощения, здесь картина из африканск. цикла. И такой прекрасный автопортрет из галереии, кот. вчера была у Наяды. Какой красавец был! А?

Петров-Водкин.5jpg.jpg

Петров-Водкин.4jpg.jpg

  • Нравится! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Петров-Водкин.6 jpg.jpg

Петров-Водкин.7jpg.jpg

Петров-Водкин.8jpg.jpg

  • Нравится! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Мальчики из частной коллекции.

Рабочих изображал с сарказмом ( цитирую комментарии на выставке).

Петров-Водкин.9jpg.jpg

Петров-Водкин.10jpg.jpg

Петров-Водкин.11jpg.jpg

Петров-Водкин.12jpg.jpg

  • Нравится! 1
  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Петров-Водкин.13jpg.jpg

Петров-Водкин.14jpg.jpg

Петров-Водкин.15jpg.jpg

Петров-Водкин.16jpg.jpg

  • Нравится! 1
  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Было много просто великолепных портретов: матери, дочери, жены. Боялась много снимать, т.к. не знала, как новый тел. работает. Он еще щелкает ужасно громко при фотографировании.:) Пока не сумела этот звук убрать. Вот и не пугала людей часто. Теперь жалею. Такой свет от его картин! Сам он писал, что хочет постичь свет в цвете, как он наблюдал на старых иконах. Очень даже постиг!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

такой синий!!!!!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вандализм как художественное средство

На произведения искусства нападают по разным причинам — политическим, религиозным или от злости и душевной болезни. Но иногда разрушение чужого творения видится способом создать свое

Самая частая причина, по которой совершают нападения на произведения искусства, — выражение политического протеста. По крайней мере, так говорят сами преступники. 25 мая Игорь Подпорин трижды ударил картину Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года» стойкой ограждения, не согласившись с содержанием экспонируемого в Третьяковской галерее полотна, которое представляет русского царя безумным тираном. Мэри Ричардсон в 1914 году изрезала всю спину «Венере с зеркалом» Веласкеса в лондонской Национальной галерее, чтобы привлечь внимание к правам женщин. В 1985 году Бронюс Майгис облил кислотой рембрандтовскую «Данаю» в Эрмитаже и объявил себя литовским националистом. В 2009 году россиянка бросила сувенирную кружку в «Джоконду» в Лувре — кружка разбилась о защитное стекло; по одной из версий, причиной стал отказ в получении французского гражданства.

На втором месте у вандалов, по-видимому, растревоженные религиозные и этические чувства. Сто лет назад, видимо, именно они заставили Абрама Балашова кричать: «Довольно крови!», — полосуя ножом того же «Ивана Грозного и сына его Ивана». Оскорбленными религиозными чувствами объяснили свои действия люди, называющие себя православными активистами и разгромившие в августе 2015 года работы Вадима Сидура на выставке в московском Манеже. Зрелище Пьеты Микеланджело в соборе Святого Петра в Риме заставило в 1972 году психически нестабильного геолога начать крушить скульптуру молотком, крича: «Я Иисус Христос!» В 2016 году работы Джока Стерджеса в Центре фотографии имени братьев Люмьер в Москве облили мочой, заподозрив автора в педофилии. 

Таким случаям несть числа. Однако есть примеры разрушения картин или нанесения им ущерба с целью создания нового художественного произведения. Так сказать, вандализм как художественный прием.

Самый блестящий пример — знаменитый «Стертый де Кунинг» Роберта Раушенберга. В 1953 году Раушенберг, один из основателей поп-арта, показал на выставке работу под названием «Стертый рисунок де Кунинга». Действительно, это был листок бумаги со стертым карандашным наброском Виллема де Кунинга (его Раушенберг получил в подарок от автора). Смысл и ценность этого эксперимента давно отрефлексированы: это попытка поставить под сомнение идею традиционного искусства. Внесенный в музей писсуар или пылесос может стать искусством. А может ли стать самостоятельным произведением одного художника уничтоженная им работа другого художника?

Российский художник Александр Бренер позволил себе гораздо более радикальный жест: в 1997 году нарисовал зеленой краской из баллончика знак доллара на супрематическом «Белом кресте» Казимира Малевича. Так как дело было в амстердамском Стеделейк-музее, а Малевич стоил несколько миллионов, художественная общественность склонилась к осуждению этой акции и отказалась признавать новое произведение с двойным авторством Малевич — Бренер. Краску смыли, Бренер отсидел. Однако идея оказалась живуча: несколько лет назад некто Владимир Уманц подписал своим именем полотно Марка Ротко в Тейт Модерн. Ай Вэйвэй бил древнюю китайскую вазу; потом на выставке другой художник разбил вазу Ай Вэйвэя. В 1986 году некий художник разрезал на куски абстрактное полотно Барнетта Ньюмана «Кто боится красного, желтого и голубого III» (тоже в Стеделейк-музее) — он изучил теорию современного искусства и вдохновился его критической составляющей. Его поймали, он отсидел и через девять лет вернулся в музей, чтобы разрезать еще одну картину. 

Современные британские художники братья Чепмен сделали громкий проект с «улучшенными» портретами неизвестных (и малозначительных) художников XVIII–XIX века из их собственной коллекции — изображенным на них персонажам они пририсовали странные носы и уши, повысив их стоимость в десяток раз (выставку этих портретов привозила в Москву галерея «Триумф»). Совсем анекдотическим оказался случай с «пушистым Иисусом» — в испанской провинции пожилая прихожанка так подновила в храме голову Христа (в композиции «Се человек» художника Элиаса Гарсиа Мартинеса), что он стал похож на лохматую обезьянку. Изображение стало популярным (говорят, его даже печатают на сувенирных футболках) — в то время как о Мартинесе, работавшем на рубеже XIX–XX века, никто и не вспоминал.

Искусство, особенно хорошее искусство, всегда тревожит. Произведения искусства беззащитны перед вандалами, какие бы цели они перед собой ни ставили и какой бы славы в итоге ни достигли. Даже акт искренней любви может нанести ущерб — следы губной помады поклонницы творчества экспрессиониста Сая Твомбли так и не удалось удалить с полотна, выставленного в Музее современного искусства в Авиньоне. 

  • Спасибо! 1
  • Грустно! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
15 минут назад, luda link сказал:

 Такой свет от его картин! Сам он писал, что хочет постичь свет в цвете, как он наблюдал на старых иконах. Очень даже постиг!

О,да! Этот синий...мне сразу вспомнились работы Фра Анжелико и потрясающее впечатление от света,исходящего от них.И притягивающего,не возможно оторваться,хочется смотреть и смотреть и впитывать эти сочетания цветов,этот свет и еще непонятно что неуловимое прекрасное.

img-JvQ4mJ.jpg.f137b3ab0d0d036695c8b3664ce7f3c7.jpg

  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
55 минут назад, luda link сказал:

 

Петров-Водкин.3jpg.jpg

 Вторая- портрет жены, из частной коллекции. 

Тоже французский стиль.
Мне напоминает некоторые полотна из Малого дворца в Париже.Судите сами

1905г. Fernand Pelez

 DSCN9544.thumb.JPG.99a43f55f72a9a29764f3cc33adea1c8.JPG

DSCN9545.thumb.JPG.1b1614777349ed5432fe993a38f58f9c.JPG

  • Нравится! 1
  • Спасибо! 1
  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

И спасибо,Люда!Представляю,какое впечатление эти полотна производят не на фотографиях.

  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
В 31.05.2018 в 12:56, c'est_moi сказал:

В старой теме столько полезных ссылок было! Если кто помнит, что постил, повторите снова, пжлст!

https://www.facebook.com/female.artists.in.history/

Женщины- художницы. Очень интересная страница.

  • Нравится! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 Саша Путря  родилась в 1977г. в Полтаве,рисовала удивительные рисунки,писала стихи,несколько лет боролась с лейкемией и ушла из жизни в 11-летнем возрасте.

СаÑа ÐÑÑÑÑ Ð¿Ñожила вÑего 11 леÑ, но Ñоздала множеÑÑво ÑиÑÑнков.

Рисунки Саши  в 9,10 и 11 лет.

ÐÑаÑинÑ, 1986 г.

Ðвгений и ÐикÑоÑиÑ, 1987 г.

Ðева ÐаÑиÑ, 1988 г.

  • Нравится! 2
  • Спасибо! 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Две интересные картины двух разных художников на почти одну тему-революция и революционеры. Не знаю как у вас,но у меня сразу ассоциация с названием романа Достоевского - бесы. А о картине Джаггера кто-то написал- "Демон революции".

 Дэвид Джаггер "Большевик" (1918)

15174589251388154.thumb.jpg.aefb78841c1e88d95469fb3024f4fe5a.jpg

 

Илья Репин  "17 октября 1905 года" (1912)

 

717298_900.jpg.36c8291882a93f75560e454c3e18a319.jpg

Вот что писал об этой картине Василий Розанов, русский философ и публицист:

"Жидовство, сумасшествие, энтузиазм и святая чистота русских мальчиков и девочек - вот что сплело нашу революцию, понесшую красные знамена по Невскому на другой день по объявлении манифеста 17 октября - так комментирует  И. Е. Репин.
 Сколько понимания, сколько верности! Несут на плечах маньяка, с сумасшедшим выражением лица и потерявшего шапку. "До шапки ли тут, когда конституция". Лицо его не ясно в мысли, как именно у сумасшедшего, и видны только "глаза в одну точку" и расклокоченная борода. Это "назарей" революции, к шевелюре которого вообще никогда не притрагивались ножницы, бритва, гребенка и щетка. Умственная роль его небольшая: самого его несут на плечах, и он в свою очередь высоко держит над толпою "венок победы". 
Впереди всей процессии два гимназиста, и один не старше IV или V класса, но и другой, старший, ближайший к зрителю, тоже класса VI или VII. Кто видал массы гимназистов, не ошибется, взглянув на лицо, к которому классу относится "питомец школы". Два эти гимназиста и стоящий позади шестиклассника студент в фуражке, положивший ему руки на плечи, - "инструктор" пения и идей - какая это опера!! Боже, до чего все это - так!!

В первой же линии, прямо "в рот" зрителю, орет песню курсистка II или I  курса, в маленькой меховой шапочке, с копной волос, вся в черном. Она вся "в затмении" и ничего не видит, ничего не слышит.
Девочка совсем "закружилась"... В сущности, она "закружилась" своими 17 годами, но это "закружение возраста" слилось у нее с петербургским вихрем, в который она попала из провинции, приехав сюда только 1 1/2 года назад. И она сама не понимает, от возраста ли кричит, или от революции. Ей хорошо, о, как видно, что ей хорошо, что она вполне счастлива!Репин, не замечая сам того, нарисовал "масленицу русской революции", карнавал ее, полный безумия, цветов и блаженства.

Позади ее - еврей и еврейка, муж и жена; он, наверное, приват-доцент, а она имеет первого ребенка. У еврея - тупо-сосредоточенное лицо. С первого взгляда кажется, что вот эти евреи, лица которых наиболее выписаны и "портретны", и являются "разумом" революции, все в ней подсказали и ко всему в ней повели. Но это только при первом взгляде. Гений художника все подсторожил и все высмотрел. Впервые из картины Репина, столь разительно истинной по зарисованным лицам, я увидал, что "евреи в революции", в сущности, не ведут, а именно идут за сумасшедшими мальчиками, но подбавляют к их энтузиазму хитрую технику, ловкую конспирацию и мнимо-научную печатную литературу. 

Такая же "без мысли" и поднявшая букет высоко кверху еврейка, лет 35, в середине толпы, в центре картины. Дальше "поднятого букета" она вообще ничего не думает. Она вся - эффект, поза и единичный выкрик.

Смотрите, у левого ее плеча чиновник в форме, тоже громко поющий песню "о ниспровержении правительства". Он начитался Щедрина, он вообще много читал, - и лет 20 нес на плечах служебную лямку , которую в блаженный карнавал сбросил. Но еще лучше, в форменном пальто, чиновник лет 45, с крепко сжатыми губами и богомольно смотрящими вперед глазами! Вот лицо, полное уже мысли, веры, - лицо прекрасное, хотя тоже немножко тупое! Он всю жизнь философствовал у себя в департаменте, он читал декабристов и о декабристах, он все ждал, "когда придет пора"... И вот пришла вожделенная "пора", конституция, - и он внутренне молится и весь сосредоточен.

Позади еврея простолюдин-революционер, "распропагандированный" на митингах не более 9 месяцев назад. Это - "быдло" революции, ее пушечное мясо. Он голодал до 17 октября, но, увы, и после 17 октября будет голодать. И наконец, позади его неоформленное лицо настоящего революционера, единственное "настоящее" лицо революции во всей картине: это террорист, самоубийца, маньяк, сумасшедший. Он все молчит, и до революции, и после революции. Молчит, молчит и потом убьет. А почему убил - не скажет и даже едва ли знает.

В середине - благообразный старец с большой белой бородой. Это "общественный деятель", человек 60-х годов, "преданий Добролюбова" и "Современника". Лицо его - и огорченное, и радующееся. Он 40 лет огорчался, а 17 октября возрадовался. Около него нарядная дама, его 40-летняя дочь, незамужняя, занимающаяся декадентством. В огромной шляпе и богатом пальто, с маленькими глазами и сухим ртом, она поет "лебединую песню" своего девичества, не замечая, что всю жизнь "осуждала" не столько старый порядок, сколько прискорбную личную судьбу.

Какая картина!.. Где ее видел Репин? Он собирательно все откладывал в душе впечатления. И выразил через 6 лет накопленные (задолго и до 17 октября) "ощупывания" лиц человеческих, фигур человеческих, душ человеческих."

Большая часть изображенных на картине Репина персонажей уже очень скоро сильно пострадает, лишится всего, даже жизни. Одни пойдут работать в советские органы власти и в ЧК (и будут потом расстреляны как троцкисты или как еще кто-либо), другие бегут за границу, третьи – будут влачить жалкое существование после свершившейся революции. Уже 12 лет оставалось до апокалипсиса. Василий Розанов умрет в полной нищете от голода и холода в 1919 году (и его единственноый сын – тоже). 
https://procol-harum.livejournal.com/278962.html

  • Спасибо! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ужас такое читать!

  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Розанова называют "русским Ницше". 
Да,слова его вызывают некоторый шок,но картина Репина тоже положительных эмоций не вызывает.Во всяком случае,у меня.Не из-за мастерства художника,а из-за ее смысловой наполненности,характерных лиц...Мне кажется,верное замечание-""масленица русской революции", карнавал ее, полный безумия, цветов и блаженства." 

  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 зная отношение Репина к , условно говоря, революционному движению, во всяком случае до 17 года, думаю, что полотно он писал немного о другом, а Василий Розанов увидел в нем то, что он хотел увидеть

Картина, написанная в 1907 году, явилась откликом на манифест Николая II от 17 октября 1905 года «Об усовершенствовании государственного порядка», опубликованный в дни революционного подъема в стране. В манифесте, подготовленном возглавлявшим Совет Министров С.Ю.Витте, который считал конституционные уступки единственным средством сохранения самодержавия, было обещано даровать народу «незыблемые основы гражданской свободы», неприкосновенность личности, свободы совести, слова, собраний, признать Думу законодательным органом. Либеральные круги русского общества встретили предполагаемые преобразования с воодушевлением. Репин писал: «Картина изображает процессию освободительного движения русского прогрессивного общества… главным образом студенты, курсистки, профессора и рабочие с красными флагами, восторженные; с пением революционных песен…подняли на плечи амнистированного и многотысячной толпы движутся по площади большого города в экстазе общего ликования».

Среди изображенных на картине – демократически настроенные филолог М.Прахов (слева), актриса Л.Яворская (с букетом), критик В.В.Стасов (в центре). Создавая произведение, Репин заботился о том, чтобы избежать «условности, искусственности, рассудочности, прозаического подчеркивания и скуки».

В 1911 году картина экспонировалась на Международной выставке в Риме. Перед отправкой туда Репин доработал её и датировал. В России, в силу цензурного запрета, картина впервые появилась перед зрителем только в 1912 году на 41-й Передвижной выставке.

 

РОзанов не мог не узнать Стасова...а Стасов с Репиным были огромнымии друзьями

 

я бы не ужасалась слову "жидовство"....в те годы в этот термин вкладывался немного не такой смысл, как мы его понимаем и слово было не до такой степени крамольное, как сейчас....хотя, антисемитизм, конечно, и тогда процветал

тот же Стасов полемизровал с Вагнером и эссе свое назвал статьей «Жидовство в Европе (по Рихарду Вагнеру)», где говорилось: «Стоило ли быть «великим человеком» и «оригинальным мыслителем» для того, чтобы высказать под конец жизни такую груду постыдных мыслей, такой дремучий лес фальши и духовного безобразия?»

 

наверняка Розанов и Прахова знал...братьев - Мстислава и Адриана...

очень интересный срез... всегда интересно читать современников какого то события и особенно интересно, когда у них взгляды разнятся

  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
7 минут назад, kris сказал:

Розанова называют "русским Ницше". 
Да,слова его вызывают некоторый шок,но картина Репина тоже положительных эмоций не вызывает.Во всяком случае,у меня.Не из-за мастерства художника,а из-за ее смысловой наполненности,характерных лиц...Мне кажется,верное замечание-""масленица русской революции", карнавал ее, полный безумия, цветов и блаженства." 

я очень люблю творчество Ильи Ефимовича...это полотно в Русском музее...и у меня оно вызывает похожие(ну не такие бурные), как у Розанова эмоции....но как портрет какого то "морока"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
2 минуты назад, yassmine сказал:

я очень люблю творчество Ильи Ефимовича...это полотно в Русском музее...и у меня оно вызывает похожие(ну не такие бурные), как у Розанова эмоции....но как портрет какого то "морока"

Да,и это тоже.Особенно,зная все последующие события нашей истории.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 

  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

"трофеи" выставки Русский модник на театре в Шереметевском Дворце -  жилет Александра Сергеевича Пушкина и цилинд, подаренный им Петру Вяземскому

IMG_20180518_175315.jpg

IMG_20180518_175337.jpg

  • Спасибо! 1
  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Интересно, из какой ткани цилиндр

Изменено пользователем c'est_moi

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
3 минуты назад, c'est_moi сказал:

Интересно, из какой ткани цилиндр

из соломки!

IMG_20180518_175347.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
43 минуты назад, yassmine сказал:

из соломки!

Точно! Как я сразу не догадалась? Видимо, стереотип, что цилиндры были из жестких тканей ?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
2 часа назад, yassmine сказал:

"трофеи" выставки Русский модник на театре в Шереметевском Дворце - цилинд, подаренный  Петру Вяземскому

 

IMG_20180518_175337.jpg

Соломенная шляпка золотая,
С головки вашей ветреной слетая,
Еще не раз пленять собой могла... ?

  • Ха-ха! 1
  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

×