Перейти к содержанию
izabella

Кому На Руси Жить Хорошо Или Как Страшно Ж(Ы)Ть - 3.

Рекомендуемые сообщения

12 часов назад, Nayada сказал:

«Мы знаем, где живет твой муж, мы убьем твоих животных». После женской «цепи солидарности» феминистка Дарья Серенко сотнями получает угрозы

https://zona.media/article/2021/02/15/serenko?fbclid=IwAR2slPDj1-QezFRaXPjE1ROiLcZdqV7XgRJlnz5CQeoVIngNABJMcWyORAg

И думаете, это со стороны государства? Как бы не так. Это всё та же мразина Поздняков (который "Мужское государство"), который сливает данные феминисток и просто женщин, которые ему не нравятся, в открытый доступ. Сам он давно за границей скрывается, в Польше, по-моему. Причём вся информация сливается им в каналы в Телеграм. Всё бы "ничего", если бы совсем недавно Телеграм не заблокировал аналогичные каналы с данными силовиков, избивающих людей на митингах. Их данные сливать нельзя. А вот адреса, телефоны, адреса родственников феминисток — сливать нормально, это они блокировать не собираются, несмотря на все жалобы. 

Дарье за один вечер поступило более 600 пожеланий смерти и разные гадости. Многие от реальных мужчин, с реальных профилей. Например, тренера фитнес-клуба в Омске. Клубу это норм, они не реагируют. А за Дарьей уже следят физически, и совсем не полицейские. 

Будни российского феминизма.

Это ужасно, бедная женщина. Тут я ваши чуства полностью разделяю.

Но хочу напомнить, когда Слепакову угрожали убийством его самого и его детей, так же в нецензурной форме, из-за стихотворения, вы сказали - что понимаете реакцию этих людей.

Двойные стандарты ?

  • Непонятненько.. 1
  • Поддержать 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
1 час назад, Stier сказал:

Это ужасно, бедная женщина. Тут я ваши чуства полностью разделяю.

Но хочу напомнить, когда Слепакову угрожали убийством его самого и его детей, так же в нецензурной форме, из-за стихотворения, вы сказали - что понимаете реакцию этих людей.

Двойные стандарты ?

Я сквозь тот мат, что вы разместили, не пробиралась, угрозы убийством не видела. Мне там ругань была видна. А на любые угрозы надо реагировать. И относится к ним серьёзно. А тут уже не просто угрозы, тут личные данные и слежка.

  • Нравится! 1
  • Ха-ха! 1
  • Непонятненько.. 1
  • Поддержать 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
В 30.01.2021 в 18:03, Stier сказал:

А я наивно полагала, что либералы за свободу слова.

Тем более, угрозы ему и его детям - это уже не "нелицеприятные комментарии".

 

15 минут назад, Nayada сказал:

Я сквозь тот мат, что вы разместили, не пробиралась, угрозы убийством не видела. Мне там ругань была видна. А на любые угрозы надо реагировать. И относится к ним серьёзно. А тут уже не просто угрозы, тут личные данные и слежка.

Вообще-то, я обратила ваше внимание на смысл этой ругани.

 

ПС Но теперь вы согласны, что Слепаков подвергся травле ?

Изменено пользователем Stier
  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
3 часа назад, Stier сказал:

Вообще-то, я обратила ваше внимание на смысл этой ругани.

ПС Но теперь вы согласны, что Слепаков подвергся травле ?

Конечно, но если ему массово угрожали, то это уже не просто травля, это преступление. 

И не обесценивая его опыт, я всё-таки хочу сказать, что от травли женщины страдают всегда намного больше, чем мужчины. И это не только у нас в стране, это везде. 

Регина Тодоренко ляпнула то, что у нас ляпает уверенно вся госдума и ещё полстраны, но по ней просто катком проехались. Феминистки стали её защищать до того, как она выпустила фильм. Хорошо, что и она быстро поняла, как действовать. И свою аудиторию не потеряла, и хорошее дело сделала. 

Та же Роулинг от своих трансфобных взглядов огребает как никто. Да, на продажах книг это не сказывается, никакой кэнселкалчи не существует в природе, но травят её просто на всех уровнях, одними соцсетями дело не ограничивается. Но она женщина популярная и богатая, ей и не привыкать, и силы есть. 

  • Нравится! 2
  • Поддержать 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Как у нас полиция с удовольствием издевается над людьми всё-таки. Анастасия Васильева (глава "Альянса врачей") с конца января под домашним арестом по сфабрикованному "санитарному делу". Но сидит она так, чтобы не видеть своих несовершеннолетних детей. Адвокат бьётся третью неделю, чтобы ей изменили место домашнего ареста и дети были рядом с мамой. Дети записывают видео-обращения Бастрыкину. Врачи подписывают петиции и поручительства. Но нет. Им надо поиздеваться и над детьми тоже. 

Вчера ребёнку стало плохо, аллергия, отёк Квинке. Скорая ничего без родителей делать не будет. 

Анастасия приняла решение нарушить домашний арест и поехала спасать ребёнка. Её адвокат уведомляет следователя, пишет в ФБ и просит максимальной огласки. 

Цитата

 

Срочная новость. Прошу внимания СМИ!

У дочери Анастасии Васильевой случился приступ аллергической реакции, из-за отека она задыхается.

Какое лекарство и в каких дозах колоть знает только ее мама.

Вызвали скорую, Анастасия приняла решение нарушить дом. арест и приехать спасать жизнь дочери.

Старший следственной группы Спесивцев Алексей Владимирович уведомлен мною по телефону под аудиозапись об этом.

Сказал, что он доложит руководству и просто бросил трубку.

Ходатайство о смене адреса дом ареста было подано мною 4 февраля (повторное. Первое ещё раньше). 2 недели руководство Спесивцева не может его рассмотреть (по закону срок рассмотрения ходатайства 3 суток).

Сейчас ещё 2 недели будут рассматривать эту ситуацию.

Хуже фашистов. Прошу репостов, чтобы страна знала своих героев.

 

И что после этого делает наша неуважаемая ФСИН? Говорят, ничего подобного, ничего она самовольно не покидала, мы ей письменно разрешили! У нас жеж этот, хуманьзьм! Нет, спасибо, конечно, что не задержали и дали спасти ребёнка, у нас же теперь и за такое благодарить принято. 

Цитата

Управление ФСИН по Москве опровергло в среду информацию о том, что председатель профсоюза "Альянс врачей" Анастасия Васильева, обвиняемая в нарушении санитарно-эпидемиологических норм в ходе несанкционированной акции 23 января, самовольно покинула место домашнего ареста.

В управлении пояснили, что следователь, в производстве которого находится уголовное дело, 17 февраля разрешил Васильевой (в письменном виде) самостоятельно проследовать по адресу фактического нахождения ее ребенка и обратно по месту нахождения под домашним арестом.

https://tass.ru/obschestvo/10724091

  • Грустно! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вообще её адвоката очень интересно читать. Это 9 февраля. 

Цитата

 

Анастасии Васильевой принесли копию апелляционной жалобы на избрание ей меры пресечения (так положено).

Но только ей вручили не копию моей жалобы в ее интересах, а копию жалобы адвоката Владимира Воронина в интересах Любови Соболь.

А Соболь, наверное, принесли мою жалобу в интересах Васильевой...

 

И так во всём. Но это вроде как смешно, а там вообще ни разу не смешно в целом

https://www.facebook.com/attorneyddi

  • Непонятненько.. 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Посмотрите ролик от Следственного комитета. Это шедевр!

https://www.instagram.com/p/CLazl_bq8Jj/?igshid=1e5s4ht0rt7xc

  • Непонятненько.. 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Госдума в первом чтении одобрила преференции для детей силовиков при поступлении в вуз МВД и Росгвардии

https://www.nakanune.ru/news/2021/02/17/22595343/?fbclid=IwAR3EZ7CAThHLROhWGl38n8DhI_BmhmtY6ahTkLyFR45wsHxqX6hVbj9AhMY

Вообще-то так всегда и было. Среди моих курсантов в Универе  МВД России не было случайных людей. И они даже знали, где будут работать в будущем. Только специального закона не было.

А вот про преимущество в военные вузы тем, кто из семей военных, догадывалась. Но туда все-таки всегда можно было и из невоенных семей попасть. Знаю тех, кто в таких вузах учился.

  • Нравится! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
11 минут назад, Nayada сказал:

Посмотрите ролик от Следственного комитета. Это шедевр!

https://www.instagram.com/p/CLazl_bq8Jj/?igshid=1e5s4ht0rt7xc

Всем смотреть на ДР! Успех обеспечен.😀 Кто-то же у них такое придумал, считая что подростки проникнутся.

Все-таки не хватает у нас квалифицированных психологов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
2 часа назад, Nayada сказал:

Посмотрите ролик от Следственного комитета. Это шедевр!

https://www.instagram.com/p/CLazl_bq8Jj/?igshid=1e5s4ht0rt7xc

Уж поздравили, так поздравили 🤣 умереть не встать... 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
8 минут назад, Lёlьka сказал:

Уж поздравили, так поздравили 🤣 умереть не встать... 

Вот умеют же! Как никто)

  • Ха-ха! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
13 минут назад, Nayada сказал:

Вот умеют же! Как никто)

Это, видимо, при получении паспорта показывать будут 😉

  • Ха-ха! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
1 час назад, luda link сказал:

Это, видимо, при получении паспорта показывать будут 😉

Введение во взрослую жизнь 😆

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
3 часа назад, luda link сказал:

Госдума в первом чтении одобрила преференции для детей силовиков при поступлении в вуз МВД и Росгвардии

https://www.nakanune.ru/news/2021/02/17/22595343/?fbclid=IwAR3EZ7CAThHLROhWGl38n8DhI_BmhmtY6ahTkLyFR45wsHxqX6hVbj9AhMY

Вообще-то так всегда и было. Среди моих курсантов в Универе  МВД России не было случайных людей. И они даже знали, где будут работать в будущем. Только специального закона не было.

А вот про преимущество в военные вузы тем, кто из семей военных, догадывалась. Но туда все-таки всегда можно было и из невоенных семей попасть. Знаю тех, кто в таких вузах учился.

Я вот на вскидку не знаю ни одного ребенка из семей военных, кто работает/учится не в военке.. из обычных семей в военке полно, а вот наоборот - никого...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
51 минуту назад, Lёlьka сказал:

Введение во взрослую жизнь 😆

С днём рождения! У тебя теперь много перспектив: кража, разбой, угон, изнасилование! 

  • Ха-ха! 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
52 минуты назад, Lёlьka сказал:

Я вот на вскидку не знаю ни одного ребенка из семей военных, кто работает/учится не в военке.. из обычных семей в военке полно, а вот наоборот - никого...

Наверно, такая закономерность есть. Просто хотела сказать, что из обычных семей действительно есть. А в универе МВД у меня таких не было. Но возможно, тоже есть. Ну, например, родные дяди, тёти помогли.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
17 минут назад, luda link сказал:

Наверно, такая закономерность есть. Просто хотела сказать, что из обычных семей действительно есть. А в универе МВД у меня таких не было. Но возможно, тоже есть. Ну, например, родные дяди, тёти помогли.

Муж кузины из обычной семьи из села кукуево )) военное училище, служба по контракту, военная академия в Питере, вот уже много лет начфин 🙂

Изменено пользователем Lёlьka

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
12 минут назад, Lёlьka сказал:

Муж кузины из обычной семьи из села кукуево )) военное училище, служба по контракту, военная академия в Питере, вот уже много лет начфин 🙂

Да таких полно. У самой брат военным был. И Приморский край раньше сплошь военным был. Сейчас поменьше. Много воинских частей заброшены остались. Стоят по всему Дальнему Востоку как пепелища. А были хорошие дома, инфраструктура.

Я про МВД. там чуть по-другому.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Уже воспринимается как хорошая новость:

Уже не в первый раз мы радуемся тому, что невиновный человек получил условный срок или штраф, но хотя бы не колонию.
Мои лучи поддержки Анастасии Шевченко (приговор невиновной - 4 года условно).
А вот те, кто ее преследовал, как и других политзаключенных, заслужили реальные сроки. Без всяких условностей.
  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
2 часа назад, luda link сказал:

Да таких полно. У самой брат военным был. И Приморский край раньше сплошь военным был. Сейчас поменьше. Много воинских частей заброшены остались. Стоят по всему Дальнему Востоку как пепелища. А были хорошие дома, инфраструктура.

Я про МВД. там чуть по-другому.

Так он и служил в спецназе МВД, краповый берет...и продолжает, только уже в финансах

Изменено пользователем Lёlьka

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
30 минут назад, Lёlьka сказал:

Так он и служил в спецназе МВД, краповый берет...и продолжает, только уже в финансах

МВД и военные это совсем разные вещи и ведомства. Может, он перешел в МВД после военного училища? В МВД откуда только не идут. 

Или мы др. друга не понимаем.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 

Сегодня, кстати, юбилей одного из самых эпохальных бумерангов.

 

1737638_900.jpg

2202603_original.jpg

  • Не нравится 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Сегодня день отмены крепостного рабства в России. 

Отмена крепостного права в Росси́и, также известная как Крестья́нская рефо́рма — начатая в 1861 году реформа, упразднившая крепостное право в России. Явилась первой по времени и наиболее значимой из «великих реформ» Александра II; провозглашена Манифестом об отмене крепостного права от 19 февраля (3 марта1861 года.

  • Поддержать 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
37 минут назад, luda link сказал:

Сегодня день отмены крепостного рабства в России. 

 Отмена крепостного права в Росси́и, также известная как Крестья́нская рефо́рма — начатая в 1861 году реформа, упразднившая крепостное право в России. Явилась первой по времени и наиболее значимой из «великих реформ» Александра II; провозглашена Манифестом об отмене крепостного права от 19 февраля (3 марта1861 года.

Спасибо за дату!

Сегодня Михаил Шульман опубликовал кусочек воспоминаний своей двоюродной прабабушки. Поразительная история семьи, конечно. И фотография её завораживает. 

 

По этапам

Л.Э.Шульман 12/I - 7/III-1912, Казань - Верхоянск

Этап в Сибирь

"В контору с вещами!", крикнул зычным голосом надзиратель, раскрывая дверь моей одиночной камеры в Казанской губернской тюрьме. Это был морозный день 12 января 1912 г.

Это был долгожданный возглас. Уже 4 месяца как мой сопроцессник ушел, а меня все держали, ожидая утверждения лишения дворянских прав.

Привели в пересыльную тюрьму, откуда уже должны были отправить по этапу в Сибирь.

Стоим в коридоре, дожидаемся приемки. Из политических - я одна. Перекликают и уводят одного за другим, а я остаюсь одна. Выходит помощник начальника и говорит: "что с тобой делать? Не все твои бумаги прислали. Здесь мне держать негде, нет у меня одиночек, а ты содержалась все время в одиночке".

У меня невольно вырвалось: "Отправьте меня домой". "Как домой!?" "Ну, в губернскую тюрьму", и самой стало смешно, что тюрьму я назвала своим домом! Так я свыклась за полтора года со своей одиночкой, что она уже стала для меня домом.

Вызвали конвой и отправили меня обратно в тюрьму.

Пришла в свою одиночку и сейчас же стучать _____ и вправо и влево к товарищам, что я опять здесь. "Как, что, почему?" - посыпались вопросы. Простукали так весь вечер. Как-то радостно было слышать "родные" стуки, хотя некоторых товарищей я в глаза не видела. Но все равно, они свои, родные: товарищи - самые близкие люди!, которые утешали в дни уныния и поддерживали, когда нападала тоска…

На другой день, однако, опять в пересылку. Приняли меня, нарядили в зимний арестанский костюм. Сняли холщовое полосатое платье, дали суконную серую юбку, такие же портянки, коты , рукавицы с гольцами. Узкий и короткий полушубок, а сверху халат - огромный, широкий, длинный, рукава на четверть длиннее рук. Когда идешь - запинаешься, т.к. достает земли. А на голову суконный же капор - страшно уродливый. За плечами вещевой мешок - не более 30 фунтов.

Посередине корридора стоит кузнец, заковывал в ножные и ручные кандалы каторжан, а в ручные только поселенцев. Вызывают меня надеть ручные кандалы, но, как ни старались, не могли подыскать по моим рукам подходящим: все руки проходят свободно. Бились-бились и плюнули. "У нас детских нет кандалов - пусть ей халат будет кандалами!"

Ну вот мы и в партии! По четыре человека в ряд - все уголовные мужчины. Женщин ни одной. За воротами полно родственников и друзей, пришедших проводить. Кто плачет, кто причитает, слышны пожелания, приветствия и бодрое напутствие.

Окрики: "не разговаривать!", "Марш-марш!" - кричит конвоир, толкая кулаками в спину так, что чуть с ног не падаешь. Пришли на вокзал - начало этапу положено.

"И пошли они зноем палимые"… Начинается жизнь лишенца всех прав и человеческого достоинства! Вагон с железными решетками. Конвой расположился на первых скамейках от входа. Меня посадили в следующем купе.

Поезд тронулся и идет по родным и дорогим местам: вот "Красная Горка", где я жила одно лето; вот Васильево, где я жила 14-летней девочкой… наконец "Зеленый Дол".

Здесь надо вылезать из вагона и через Волгу на санях на другой берег, а там опять в поезд. Крик, ругань… Но вот все уселись и двинулись в путь. Кто-то запел: "Вот мчится тройка почтовая по Волге-матушке зимой…", но песню обрывает грубый окрик. И тут сердце сжалось в какой-то комок, и чувство ужаса охватывает и жалости, что все осталось позади и никогда я уже ничего не увижу, что было дорого. Впереди ссылка навсегда.

В вагоне, когда я вхожу, уже все переполнено: сидят и лежат на полу и под лавками одни уголовники мужчины - ни одного политического, ни одной женщины! Жутко стало! Поезд тронулся, и в сердце отдается стук: тук-тук-тук - все кончено - я беззащитная! одна!

За стеной конвой пьянствует: слышны взрывы хохота, и среди мужских голосов взрывается женский визг. Откуда там женщина, когда среди арестантов не было женщин. Под звуки пьяных песен я задремала… Просыпаюсь - уже брезжит рассвет. Против меня сидит пьяная женщина и смотрит на меня. "У тебя мыло есть?" - спрашивает меня. "Есть", - отвечаю. "Дай мне - грязная я, все жжет, надо подмыться". Пришла, опять села, спрашивает: "ты чистая?" Я отвечаю: чистая. "Ты девушка?" - Да. "Ну и останешься девушкой".

Доехали до станции. Мне полагалось кормовых в сутки по 10 коп. Она спрашивает: "Сколько получаешь? Что будешь покупать?" Я говорю, что ничего мне не надо, у меня есть сухари, еще из дома присланные. "Дай мне твой гривенник!" - "Бери", говорю. - "Пойду, куплю поесть". Спрашиваю: "как же ты можешь свободно входить и выходить?" "А мне кого бояться? Я своя: я с ними со всеми сплю, я и за водкой для них выхожу на станции, им нельзя, ну а мне что? Пойду, куплю, принесу и вместе пьем". Ушла… Через некоторое время слышу за перегородкой хохот, визг, ругань… и так целый день. Наступает вечер. Пьянство продолжается, слышен топот пляски, кто-то падает - смех. Я закрываюсь халатом с головой и стараюсь заснуть. Слышу, что ко мне кто-то подходит и трогает меня за плечо. У меня и дух замер: молчу и не знаю, что делать. Я еще не пришла ни к какому решению, как вбегает та женщина, которая пьянствовала с конвоем, и как тигрица набрасывается на солдата и одним сильным ударом водворила его на место конвойных. И посыпалась площадная ругань: "Не сметь ее трогать! Думаете опять свидетельницей для вас буду? Против нее? Черта лысого! Пока я в одном с ней этапе, ни один волос не упадет с ее головы!" Вот, думаю, неожиданная заступница. И кто же?!.

Наступила ночь. Станция. Вталкивают в вагон еще одну женщину. Качаясь и тяжело дыша, вся красная, садится против меня. "Пить, дай пить!", шепчет пересохшими губами. Я молча из чайника наливаю в кружку воду и подаю ей. Выпив, она тут же повалилась на лавку. Лавки в вагоне были короткие, лежать можно только поджав под ебя ноги. Смотрю на нее: в своей одежке, грязная, с опухшим красным лицом, с платком, надвинутым на глаза. "Пить" - я опять подаю ей свою кружку. Входит от конвоя первая женщина. "Зачем даешь ей пить из своей кружки? А может быть она заразная?" - "Что же делать? - помочь нужно человеку - кто же еще может ей дать пить? Конвой, что ли? Услыхав слово конвой, она быстро садится и шепчет: "Девоньки! Не говорите конвою! Девоньки! Христа ради не говорите: они меня высадят где-нибудь, сдадут полиции, и я там умру. Я больная - тиф наверное у меня, у нас в тюрьме многие умерли от тифа. Ой лихо мне, лихонько… пить…" Я опять подаю ей пить.

Переговорили между собой скрыть ее. Раскрыла я ей грудь: характерная сыпь тифа.

Прошли еще сутки - подъезжаем к Самаре. Опять грубая брань. Выходим из вагона. Больная женщина идти не может, падает. С двух сторон мы поддерживаем ее. Первая женщина подошла к конвою, переговорила и обращаясь ко мне, говорит: вас на вещи на подводу посадят, ну а мне не привыкать пешедралом. Кое-как усевшись, поехали в самарскую пересыльную тюрьму. Подходим к тюремным воротам. Крепкий январский мороз с ветром пробирает насквозь. Стоим минут 5-10, мужчины начинают стучать в ворота. Вот, думаю: бывают такие, что с нетерпением будешь дожидаться, когда отворятся двери тюрьмы… отворотились ворота. Начинается приемка. Надзиратели грубы. Стоит в воздухе сплошной мат. Сначала принимает каторжан мужчин, поэтому женщин. Вызывают тифозную: "в общую камеру!" Я подхожу и говорю, что в общую камеру нельзя, т.к. у нее сыпной тиф, и меня также нельзя, т.к. я все время была с ней. "Молчать! Не разговаривать!" и мат. Вызывают другую женщину - та подтвердила, что у той женщины, которую приняли, жар и сыпь. "Много больно вы все знаете: Заходи в камеру!" Больной мы больше не видели - ее увели в изолятор.

Входим: большая камера, переполненная людьми. Нар нет. Все валяются вповалку, да нее некуда ногой вступить. Много женщин с детьми - следуют за арестантами-мужьями.

Вонь стоит невероятная. В углу стоит парашка, куда весь этот народ ходит, а дети - прямо на пол. Нашла на полу небольшое местечко: разбросаны какие-то тряпки: отодвинула одну - влезла рукой в кал ребенка, другой опять __________ в грязную пеленку. Расстроилась и не знаю, что делать. Халат я еще не сняла, рукава спускаются. Я не знаю, чем вытереть руки, чтобы не испачкать халата. Подняла опять грязную пеленку, нашла более или менее чистый кусочек и вытерла им хотя немного руки. Мерзко, противно, гадко и воздуху от вони не хватает.

Сняла халат, постелила, сняла полушубок и легла, положив вещевой мешок под голову так, чтобы часть мешка была под мой. Но, как я не измучена была и нравственно и физически, заснуть не могла. Свет погасили (и тут) началась "ночная работа" уголовщины. Чьи-то руки начинают меня ощупывать. Подол, рукава, воротник - это ищут зашитых денег. Кто-то потянул мешок… Считаясь с уставшими и измученными людьми, не поднимаю шума, а только бью по рукам. Уверившись, что я не сплю - отстали. Но сна больше не было. Эта вонь прямо душит. Наконец забрезжил рассвет. Стали подниматься, а зловоние пошло еще сильнее.

ПОдходит ко мне та женщина, что ехала со мною. "Ну, спрашивает, как спала? Почему от меня отслала? Не было ли мышей?" Я говорю, что двуногие мыши не дали спать. И не рада была, что сказала. Как она набросилась на окружающих меня женщин! "Кто из вас подходил? Что украли? Сейчас подавайте, и все мат и мат. Я ее всячески уговариваю, что ничего не украли… Насилу успокоила. "Ну ладно: другую ночь я тебя устрою хорошо". А я в ужасе думаю: сколько еще ночей мне здесь быть! Я не выдержу и задохнусь… а она сидит, глядит на меня и говорит: "знаешь, откуда я еду? Меня на суд возили, как свидетельницу. Везли до этого меня в тюрьму, и среди нас одну политическую. Она видно из жидов, да такая гордая, но смотрит поверх головы. Спросишь что - не отвечает… Ну едет одна, ни одного "политика" нет в вагоне. Ну один солдат-конвойный и подошел к ней, так же как к тебе подходили. Она кричать, бросилась к окну, начинает бить стекла. Ну ее схватили, натешились над ней и стрельнули по ногам - дескать, бежать хотела. Она возьми да и подыми дело. Она значит была без лишения прав. Тут конвой взял себе меня в свидетели. Ну я и показала, что никакого насилия не было со стороны конвоя, а что она пыталась бежать…"

Как она это рассказала, так противна стало, глядеть на нее не могу. Встала я и не глядя на нее ушла в дверь. Стою и не знаю, что делать. Не могу я видеть эту погань! Тяжело так, что чуть до обморока не доходит. Эта ужасная женщина, эта ужасная вонь - и вдруг дверь отворяется, входит надзиратель и кричит: "Шульман! Выходи с вещами!" Я ушам своим не верю: неужели это меня выкрикивают?! "Живо! Тебе говорят - шевелись!" Я моментально беру халат, полушубок, вещевой мешок и в двери. Думаю: хоть куда-нибудь, но только из этой камеры, от этой ужасной женщины! И вдруг за мной ее крик: "Надзиратель! Надзиратель, меня берите, я с ней, я с ней хочу…" Но крик остался за дверью…

Привели меня в одиночку! Я не помнила себя в такой радости, какую я ощущала, оставшись одна. Чистая одиночка, (___) крашенный пол, пружинная кровать! Я думала, что мне все это снится! На стене полочка, на ней медные, блестящие: ложка, котелок, кружка. Все блестит, все чисто. Не успела я придти в себя, отворяется дверь и надзирательница объявляет: в баню! Не могу выразить моей радости. Белье у меня в вещевом вешке было - момент и я была в жаркой бане. На мытье доспел (?) 15 минут. Народу полно в бане. Это был банный день. Через каждые 10 дней - баня. Намылилилась и, насколько позволило время, намылась, 15 минут, конечно, мало, но и это хорошо. Пришла к себе в камеру и тут же повалилась на кровать, покрыв ее предварительно своей простыней и пледом, доставая из вещевого мешка. И не верю своему счастью. Как я устала! Как все во мне болит! Моментально заснула. Просыпаюсь - разносят обед. Получила я в свой медный котелок баланду, которая мне показалась верхом кулинарного искусства: ведь я уже несколько дней не видела горячего. Меня надзирательница предупреждает, чтобы посуда была чисто вычищенна. После опять в постель, раздевшись, что я не делала с воли, т.е. когда жила дома! Полтора года я не могла раздеться, т.к. в Казани политических женщин содержат в мужском корпусе, а надзирателям интересно наблюдать в волчек и он почти не отходит от двери, как мне казалось… Легла и думаю: только бы как-то не мешал - я так измучена! Но вдруг в стену, где кровать, стук… Спрашивают: кто, откуда, куда. Я молчу, упорно молчу. Я устала и ничего не хочу говорить. А стена все говорит, говорит... Двя дня я молчала, отдыхала. На третий день сама застучала. Узнала, что окружают меня политические каторжане, что скоро кончается срок и (__) же пойдут в этап.

Так прошло 7 дней. Я вполне отдохнула и стала уже опять стремиться скорее покончить с тюрьмой. Наконец раздалась долгожданная команда: "В партию собирайсь! Жива! Вывели меня во двор, тут уже началась приемка конвоем. Новый конвой был не такой грубый, но при обыске такой же бесчеловечный: "вытряхивай мешок!" Все, что есть у меня в мешке: чай, сахар, сухари, белье - все это выбрасывается прямо на пол в общую кучу, тут же кричат: "собирай живо! Отходи - что застряла!" и тут собираешь как попало все в мешок…

В Уфе смена конвоя. Уфимский конвой отличался зверством - нас предупреждали еще в Самаре. И действительно - повторение первого конвоя: тот же хохот пьяных, топот плящущих ног, визг женщин. Но здесь я была уже не одна - из Самары село несколько человек, администр. Высылаемых политических мужчин и женщин. Мы, конечно, оказались сразу вместе. Самочувствие было спокойное.

Ночью, пока спали, проехали Челябинск и вот она - Сибирь! Жутко, сташно что ждет здесь. Как примет Сибирь-мачеха? Здесь пришлось расстаться с товарищами: их направляют в Томск. Я переехала в другой вагон, который пойдет прямо в Красноярск.

Перед Красноярском принимает партию новый конвой: это не солдаты, а звери! Приехали в Красноярск утром. До тюрьмы очень далеко, но гоняю пешком, все время покрикивая: "подтянись! Прибавь шагу! Ну, ну, да тянись ты, кляча!" Я выбиваюсь из сил, изнуренная тюрьмой и душным затхлым вагонов и сухой пищей, я спотыкаюсь, но конвой подталкивает прикладом. Дорога пошла в гору - я чувствую, что я не могу идти со всеми, что я упаду и вот я все отстаю, отстаю. Конвойный ругается на чем свет стоит и нет-нет и ткнет в спину. Наконец, вконец измученная, я в пересылке. Здесь прошла неделя. Опять крик: "в партию! Живо шевелись", и опять пешком на вокзал. Но тут было легче, т.к. дорога шла под гору, да и пища за эту неделю была горячая.

Опять едем вглубь Сибири. Из Красноярска уже было много политических и одна женщина. Наконец, Иркутск.

...Иркутская тюрьма окружена не(…)нным забором из заостроенных вверху бревен, врытых концами в земли - "пали". В палях вороты. Опять обыскивают, перетряхивают вещи…И наконец-то в камере пересыльной тюрьмы: длинная комната, в один ряд у стены нары, пол грязный, оплеванный, в углу парашки. Все нары заполнены - лечь негде. Просим подвинуться - отвечают матом. Я и латышка (?) Анна Берг садимся на нары на край. На пол, как ни устали, ни я, ни она ложиться не можем. Сидим, дремлем. Вдруг на нарах встает женщина гренадерского роста и сыплет на всю камеру отборную ругань. Ничего не понимаем. "Ишь развалились, кобылы! Люди с этапа пришли, с дороги, что, места здесь нет? Ну живо!" Зашевелились, задвинулись - оказалось, не только мы двое могли свободно улечься, но и еще оставалось места.

На другой день узнаю, что в пересылке карантин: свирепствует тиф, что из камеры каждый день увозят тифозных. Женщина-гренадер оказалась старостой камеры. Каторжанка судилась за убийство 12 человек. Она спокойной объясняла: "я сама не пачкалась, мои руки крови не знали, но я заманивала, приводила к себе купчиков и так с деньгами-богатеньких. Ну а тут уж без меня с ними расправлялись. Все шло хорошо, тут сплоханули…"

Пришло три дня. Вечером староста говорит: "Ну, девоньки, завтра пора и вам включаться в дежурство. Это значило выносить парашу (деревянная кадушка с ушами для водоноса), приносить из колодца воду - также кадушкой ведра на 4, мыть полы, посыпав их песком и шоркая метлой. Это отда из очень тяжелых обязазанностей, но деваться некуда: в парашу же ходишь, воду пьешь и конечно пол грязнишь…

На другой день, подходим с Берг к парашке: вся обвалена (?) и даже на полу лежат зловонные кучи. Меня начинает мутить, смотрю, и Анна перекашивает лицо, но молча берет палку, продевает сквозь ушки парашки. Я беру с другой стороны и выходим. Идем тихо, чтобы не расплескать на лестнице, камера наша на втором этаже. Тяжело и сноровки нет у обеих. Приходим обратно, но зло еще впереди: подтирать загаженный пол. И не верим глазам: на полу все убрано, подтверто… Кто сделал - неизвестно. Начинаем шоркать пол, но как ни стараемся - плохо идет дело. Никогда не только не приходилось нам это делать, даже видеть-то не приходилось в жизни. И опять зычный с руганью крик старосты: "А ну выходим им на подмогу!" Вышли еще две женщины и почти во мгновение ока все было вымыто и чисто. Ну по количеству людей наше дежурство будет через 10 дней.

Приносят в баках обед. "Эх, говорят, с горохом". Ну на счет гороха-то (подожди ?), а с червями - это да. И вот начинают на все лады развивать червивый вопрос… Противно, но есть хочется. Беру ложку, черпаю из котелка - в ложки белые черви, молча выплескиваю. Кто-то из уголовных заместил. "Эй, смотри-ка, смотри, какой у меня жирный да белый, а как попадет на зубы, так ажно щелкает. (Лучше?) раньше обсосу его, потом и на зубах. Ну ти сладко - что твоя баранина!.." Ни я, ни Берг есть не можем. Отложили ложки и едим один черный хлеб.

Так прошли несколько дней, как вдруг всех нас переводят в другую камеру, более чистую, и там находим несколько политических, к которым мы присоединяемся. Но не прошло и недели. Как раздается крик надзрителя: "Шульман! Берг! В этап - живо! Пошевеливайтесь - ишь развозились" и матерщина…

Выходим. Ясный февральский день! Это было по старому стилю 22 февраля. Смотрим одна только подвода для вещей, а всех нас было собрано на этап 19 человек, из них женщин только мы двое. На весь этап из политиков. Еще не знаем, куда нас погонят. Спрашиваем. В округ, отвечают. Какой округ? "Верхоленский уезд…" И вот нас погнали пешком под конвоем из ___ (пропуск в рукописи - М.Ш.) человек до ближайшей станции Вёка - 30 верст. Я спрашиваю: нас по статейному списку полагается как женщинам ехать: почему же нет подвод? "Полагается, знаем. Ну а если снегу нета - по земле что ли тебя везти прикажешь?" И пошли.

Путь не легкий, все в гору и гору - (…) то еще какая-то ("…"). Около полудня привал, осталось еще верст 15. Но, погрызя одних сухариков, я совсем раскисалась (?), не могла поспевать за партией, как меня ни подталкивали, как ни ругались; я все тише и тише шла. Наконец, видя, что я не в силах дальше совсем двигаться, вступились товарищи и заставили посадить меня на сани с вещами. Я была уже так измучена, что как мешок упала на вещи…

Проехав некоторое расстояние, я удивилась, не слыша голосов товарищей: обычно шли, громко разговаривая, а некоторые и песню запевали. Подняла голову и вижу, что этап вдали идет, а меня везут совсем в другую сторону. В это время конвойные солдаты, сопровождающие подводу, начинают располагаться на моей спине с закуской. "Вот, говорят, подзакусим, потом девкой займемся: тогда и тепло будет". Я поднимаюсь и спрашиваю: "куда везете? Вези обратно!" Они начинают хохотать. Вижу, что товарищи приостановились и машут нам шапками. Я начала им тоже махать. Кричать не было смысла, т.к. расстояние было очень большое. Из этапа выделяется кто-то и направляется к нам. Это был начальник конвоя. "Вы что это делаете" и мат. "Да мы, говорят, погреться хотели - видишь, стужа какая". "Да вы знаете, что политическую везете? Знаете, что политики нам за нее отмстят и всех до одного, рано или поздно, перебьют? Марш на тракт!" Как только выехали на тракт, я сейчас же спрыгнула с саней и к товарищам. Устали как не было. Вот что значит избежать опасности! Оказывается, что здесь идут две параллельные дороги: одна по тракту, другая по проселку на старо - польскую дорогу. Эта дорога, проложенная каторжным трудом польских повстанцев. Давно уже никто по ней не ходил, не ездил, но она очень живописна.

Часов в 7 вечера усталые до изнеможения, особенно я и Берг, да и некоторые товарищи мужчины, добральные до этапки бурятского села Оёка (Вёка?) Этот этап представляет собой большую избенчатую избу, окруженную палями - деревянным забором из вертикально врытых в землю заостренных бревен.

Конвой сдал нас волостным властям и больше мы солдатского конвоя не видали. Я с Берг тут же повалились на пол, подостлав свой армяк, полушубком укрылись и мгновенно заснули. А наши товарищи, взяв наши кормовые по 10 коп., ушли на деревню за продуктами. Разбудили нас ужинать. Встаем. Пахнет так вкусно, что кажется, никогда в жизни не было такого приятного запаха еды. Гречневая каша со сливочным масло! Ну что за объедение! Мне казалось, что никогда ничего лучше этого я не едала. Потом яйца и чай со свежим хлебом. Вот праздник, так праздник. Забыта усталость, забыты "приклады" и ругань конвойных. Кто-то из ребят кухарил, даже не знаю кто, но утром напились готового уже чаю.

Входит десятский бурят: "Идем, говорит, кони готовы". "Какие кони? Где они? " У нас кони дикие - сюда заезжать нельзя - они любят простор - за полями ждут". Быстро собрались. За воротами стоят 5 подвод - по четыре человека на подводу, а на задней нас было трое, и десятский сел с нами. Через плечо у него сумка с нашими документами.

День был солнечный, морозный, но тихий. Дышалось так легко, легко, вроде как едем на свободе.

Так от станка до станка каждый день едем без особых приключений, ночуя в этапках за палями. Приходим на такую этапку - она холодная, не топлена, т.к. в ней никто не живет, а сторож в дни этапа приходит из деревни или села. Сейчас же мужчины приносят дрова, накладывают полную печь, затапливают и живительное тепло расползается по всему телу - тогда можно и раздеться, т.е. снять халат, полушубок, головный убор.

День на 5-6-й подъезжаем к Манзурке: большое село и живет там много ссыльных. Как только мы подъехали, как входят к нам, переговорив со старостой, манзурские товарищи и распределяют по своим квартирам. Я попала к одной женщине, которая, как мне потом говорили, материально живет лучше других. И, действительно, она наставила на стол всякой всячины… Но у меня кусок не шел в рот: она так жалобилась на недостатки, кто товарищи ходят, просят у нее то одно, то другое, что мне противна стала. Так хотелось поговорить, узнать жизнь ссылки, а она все сворачивала своим нудным голосом жалуясь на бедность. Проспав кое как, чтобы не сбежать от нее, отказавшись также от чая, пошла в этапку. Там все было в сборе, и поехали дальше.

28 февраля прибыли в большое село по Лене - Качуг. Нас осталось в партии человек 9. По станкам и селам оставили тех, кто туда был назначен: Косая Степь, Бело…, Хорбатово, Манзурка… Приезжаем в Качуг. Дорогой у нас заболел один товарищ, и здесь в Качуге ему стало очень плохо: жар, бред - (вызвали? - МШ) фельдшера. Говорит, тиф брюшной. На другой день, т.е. 1 марта, в ясный теплый день, прибыли в г. Верхоленск. Тифозного тов. (Плакана?) поместили в больницу. С ним товарищи попросили оставить и меня, т.к. в больнице не было сиделок для ухода за тяжелыми больными.

Там я пробыла 6-7 дней, ему стало лучше, и местный началенок исправник распорядился отправить меня по месту приписки в д. Куртухай от Верхоленска в 5-6 верстах.

Мое этапное путешествие закончилось в течение 55 дней (с 12/I по 7/III 1912 г.)

https://www.facebook.com/michael.schulmann/posts/3816285865084551

151537499_3816294675083670_7254074270713

  • Грустно! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А сейчас Елена Ростунова пишет про своё заключение. Я оторваться не могу, читаю как роман.

Задержание.

В тот вечер деточка Варя, которая дочь, хотела где-нибудь поужинать. Милый ресторанчик на районе. Отличная пицца. Приятные официанты. Параллельно, идет суд над Навальным. Оля Николаенко пишет на фейсбуке - еду в центр. Их с Лизой через час задержат на Манежке. Пишу Тошику, что не надо нам в ночи выходить, точно заберут. Тошик соглашается. Пишу Алене, подружке из пикетчиков тверских, что не надо ночью выходить, загребут. Смысла нет. Силы еще понадобятся. Алена в этот момент отговаривает Соню, которая рвется в центр, потому что никаких сил терпеть эту несправедливость Соню удается отговорить. У барышень уже не первое задержание. Точно рисковать не стоит.

Варя говорит, что поедет обязательно, как же можно оставаться дома в таких обстоятельствах.

- Тебя заберут на пятнадцать суток и ты не поедешь сдавать экзамены, - Варя немножко спорит. Что-то на тему - стыдно оставаться дома. И тут же уезжает с Левой к моему брату Саше играть в настолки, взяв обещание, что я останусь дома. Посмотрела, что творится в центре. Выложила из рюкзака камеру. Какое-то шестое чувство. Оделась потеплее. Зубную щетку, к сожалению, не взяла в кои-то веки. Варин папа сердито:

- Если тебя загребут, мне не звони, звони в ОВД-Инфо. Я тут не причем, - и даже провожать не вышел. Я его понимаю. Я бы тоже расстроилась, и вела себя бы также на его месте. Страшно за близких.

Без десяти одиннадцать была на Пушкинской. Вглядывалась в окружающих. Было понятно, что все пришли прогуляться в знак протеста против приговора. Какие-то ребята смотрели в телефоне, куда идти.

- Что пишут? - спрашиваю

- Правильно я понимаю, спросил один из них, что мы идем в одном направлении?

- Да.

- Ну пойдемте вместе.

На улице они ушли вперед, я отвлеклась посмотреть на перекрытую полицией Тверскую, пробормотала - оккупанты и пошла вслед за ними. Сзади люди в форме выставляли кордоны. Как в компьютерной игре, ты идешь, назад дороги нет. У бульваров люди в форме были везде, так что повернуть уже можно было только на Дмитровскую. Метров через сто навстречу мне вышла толпа веселых подростков с кричалками. Остановила, сказав - сзади ловушка. Толпа также весело свернула в боковую улицу. Понятно было, что долго мы не проходим. Люди в форме везде. И молодые, веселые, красивые: кричат, улыбалась друг другу. Параллельно ехали машины. Очень медленно, так что, полицейские на колесах не успевали за толпой. Машины гудели. Практически, атмосфера Чемпионата мира, но по печальному поводу. Где-то в районе Столешникова переулка нам навстречу уже бежали биороботы с дубинками, толпа рванула в Дмитровский переулок, куда еще можно было свернуть. Это была западня. Я прижалась к стенке. Мимо бежали люди с дубинками. Рядом избивали подростков. Жуткое зрелище. Ночь. Темь. Человек двадцать биороботов в полной экипировке на парочку безоружных. Изобьют, унесут. Следующих догонят. Повтор. Рядом курила стайка молодых малчиков и девочек. Тех, которые не побежали. Поэтому их еще не взяли.

- Ребята, двигайтесь потихоньку отсюда. Сейчас все зачистят, - они ушли. Думаю, их потом тоже взяли. Подошли две юные. Хорошенькие.

- Вы совершеннолетние? - спрашиваю.

- Да.

- Это хорошо. Пойдемте со мной. Я - взрослая. Скорее всего не остановят. - Мы далеко не ушли. Как раз на пересечении Кузнецкого моста и Петровки, где мы остановились, собираясь перейти дорогу и уйти к метро "Кузнецкий мост". Кроме нас других людей в гражданском не было. Догнало восемь мужчин в форме, здоровенных громил и сразу схватили меня за капюшон. Бежали. Запыхались. За ними эшники с камерами. Задыхаясь, на ходу:

- Это - организатор, - кричат. Сколько раз себе говорила - никаких ярких пятен в одежде на митинг. Шапка была оранжевой.

- Девочек отпустите, - прошу, - они тут не причем, - и все еще надежда, что сейчас выпустят. Мы не так далеко от метро. Обычные прохожие.

Мимо едут машины, медленно едут, снимают на телефоны, гудят. Девочек прижала к стенке толпа людей в форме, пытаются их снимать. Меня за шкирку тащит большой громила в направлении к Большому театру, остальные окружили нас, идут рядом. Смотрят злобно. И так неуютно. Когда никаких свидетелей. Когда ты вдруг остаешься один. Хорошо хоть, эти машины едут с открытыми окнами и снимают на телефоны. Хоть так.

Около Большого поставили к стенке. Обыскали. Посмотрели в паспорт. Спросили, что я делаю в полдвенадцатого в центре.

- Из театра вышла, - говорю.

- И какой спектакль?

- Не помню.

Пришла еще группа людей в форме. Ситуация совсем абсурдная, одна я, толпа полицейских-росгвардейцев и только машины мимо едут, люди снимают меня на телефон и сигналят.

Еще раз проверили зачем-то паспорт. Желая увидеть что-то ранее неувиденное? Эшник пытается снимать. Верчу головой.

- Шапку снимите, - кричит человек в форме, глядя в мой паспорт. Вроде как сверяет, мой ли паспорт. За его спину заходит эшник с камерой, продолжая снимать.

- Не надо меня снимать, вы не имеете права.

- А чего вы боитесь? - грубо кричит эшник. Насколько у них у всех невыразительные, серые лица. Моя память фотографа перед этими лицами пасует.

- Я не боюсь. Не люблю, когда нарушают мои права, - и я моргаю усиленно и верчу головой. В таких условиях снимки получаются размазанными. Эшники уходят. Сердце стучит. Страшно. Всегда так страшно. Меня опять куда-то тащат, буквально, за шкирку.

- Может вы меня перестанете тащить? - спрашиваю, - я прекрасно могу идти сама.

- А вдруг вы убежите?

- Куда? Вы все оцепили.

Долго ждем автозака. Усаживаюсь на скамейку перед фонтаном. По рации говорят, что автозаки на Дмитровской.

- Ну нет, друзья, я туда не пойду. Скользко.

- Придется вас понести.

Вдруг на Театральном проезде припарковывается автозак, ведут в него.

- Товарищ майор, это - организатор, - внушительно говорит биоробот в форме. Товарищ майор смотрит на него устало, меня больше не обыскивают, пропускают в автозак.

В автозаке - человек шесть. Лет девятнадцати все.

Автозак бодро наполняется. Вот уже рядом сидит человек, весь в татуировках. Музыкант. Учился в Кембридже. Неполиткорректно по нынешним временам рассказывает, как пел с нигерами. Некоторым не хватает места. Они стоят. Набивают двадцать пять человек. Парочка пьяных случайных продавцов из Вкуссвилла. Вышли, как они говорят в аптеку из общаги, а тут толпа, остановились похохотать над смешным омоном, тут их и приняли. Мы все отодвигаемся от них. Они буянят, кричат полицейским разные грубости. Один из нас не в первый раз. Быстро пишет в бот ОВД-ИНФО, записывает всех.

Рядом малчик звонит маме, рассказывает, что случайно мимо проходил.

- Не ругайся, и не расстраивайся.

Пишу в фейсбуке: задержали, Овд - Таганский. Тут же все пишут в ответ. Волнуются. Это все понятно, но отвечать не успеваю. В Таганском выводят в туалет и дают покурить курящим. Часть остается в Таганском. Пятерых, меня в том числе, везут в ОВД-Арбат. Обнаруживаю среди них тех самых крошек, которых я пыталась вывести из оцепления к метро. Меня еще когда уводили, биоробот крикнул им: Это провокатор, вот вас из-за нее и задержали.

- А вы этому поверили? - спрашиваю их позже.

- На пару секунд.

- Мне было так неловко, что так так получилось.

- Нас все равно бы задержали.

Нас везут по моему району. Рассказываю всем, в том числе и господам полицейским про наш район.

- О, у нас сегодня экскурсия, - смеются они.

https://www.facebook.com/helena.rostunova/posts/10225064128330307

Это первая часть, там есть несколько постов продолжения. 

  • Грустно! 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
7 минут назад, Nayada сказал:

А сейчас Елена Ростунова пишет про своё заключение. Я оторваться не могу, читаю как роман.

https://www.facebook.com/helena.rostunova/posts/10225064128330307

Это первая часть, там есть несколько постов продолжения. 

Я всё прочитала в ФБ. Такая спираль истории ☹️

  • Грустно! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
3 минуты назад, luda link сказал:

Я всё прочитала в ФБ. Такая спираль истории ☹️

Меня поразило из её сегодняшнего текста:

Цитата

Тут же вспомнилась история из Мневников. Женщина лет семидесяти. Двое суток. Запустила во врача стулом. Сын, онкология. Оплатила лекарства, пришла забирать. Врач: мы их отдали тому, кому нужнее. Ваши будут через неделю. Запустила во врача стулом. Хулиганство.

https://www.facebook.com/helena.rostunova/posts/10225093577386515

Даже не знаю, как это комментировать. 

  • Грустно! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Оскорбление ветерана у нас теперь по 850 тыс. руб. За убийство максимум 1 млн (если повезёт). Такая вот судебная практика.  

  • Непонятненько.. 2
  • Грустно! 1
  • Не нравится 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Россияне назвали настоящими мужчинами Путина, Ланового и Хабенского

https://www.bfm.ru/news/465556?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&nw=1613843519000

  • Непонятненько.. 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кажется, мы не хотим из Совета Европы 

989112EF-1B8B-45C8-BED4-F521A9F65CDF.jpeg

  • Грустно! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Жириновский предложил ограничить вес чиновников и россиян

https://ria.ru/20210221/zhirinovskiy-1598466678.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

Там и про проституцию предложение есть 😕

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
1 час назад, luda link сказал:

Жириновский предложил ограничить вес чиновников и россиян

https://ria.ru/20210221/zhirinovskiy-1598466678.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

Там и про проституцию предложение есть 😕

Это уже даже не смешно. Вот это всё за наши деньги...

  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
14 минут назад, Staruha Izergil сказал:

Вот как надо детей поздравлять) 

https://www.facebook.com/100009690768492/posts/1383972665269079/?app=fbl

Наяда ставила несколько дней назад. Обсудили выше.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
10 часов назад, luda link сказал:

Наяда ставила несколько дней назад. Обсудили выше.

Пропустила 

Порадовало ,в  какой  суровой  стране  мы живём 

  • Грустно! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
2 часа назад, Staruha Izergil сказал:

Пропустила 

Порадовало ,в  какой  суровой  стране  мы живём 

У Ломового отличное стихотворение на эту тему

Тебе исполнилось 14!?!
«ПОЗДРАВЛЯЮ»
Как на радио Шансон
Заиграла «Мурка»
С Днём Рождения, гарсон
Перспективный Урка
Прожил ты тринадцать лет
В дивной сказке, словно
Но теперь, прыщавый шкет
Сядешь, безусловно
Знай, паскудная шпана
Хлеб едим – не даром
Приготовила страна
Каждому – по нарам
Мы сажаем молодёжь
За угон и кражу
Вандализм, разбой, грабёж
Наркоты продажу
Амба – мирному житью
Наш Закон – не робок
Мы легко найдём статью
Для тебя, у*бок
Ведь написаны пером
У тебя на роже:
Вымогательство, погром
И убийство – тоже…
В корень зрит любой юрист
Слышь, кусок навоза?
Ты насильник, террорист
И стране – угроза…
А она тебя, упырь
Мыла и учила
Только лишь попробуй, стырь
Загремишь, дрочила…
Сядешь, гопник и бандит
И искупишь, всяко
А отчизна приглядит
За тобой, макака
Поздравлений наших суть:
Каждого ребёнка
Ждет Счастливый Долгий Путь
Валенки и шконка
Если в детстве не слыхал
Свист весёлый розог
Знай и помни: Ты попал,
Юный отморозок
Поздравляем от души
На щеках - румянец
Нам навстречу – поспеши
С Праздником, засранец!
  • Грустно! 3
  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Самое главное,  чтоб  детки  не расслаблялись  и были готовы,  что был бы человек,  а статья  найдётся 

  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Екатерина Шульман на стриме (прямо сейчас) собрала 1,4 млн за час!

По-моему, это рекорд сервиса. 

  • Нравится! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Если на форум  заходят  мужчины  , причастные  к Дню защитника отечества,  то их с праздником  и пожелания  никогда  не брать в руки оружие. 

 

 

IMG-20210221-WA0002.jpg

  • Ха-ха! 3
  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Шедевр из Ашана

152365580_1820449861437187_5817433748266

  • Ха-ха! 3
  • Непонятненько.. 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

×