Перейти к содержанию
kris

О Войне И Победе-Знать И Помнить

Рекомендуемые сообщения

Неизвестная война. Собачья

http://forum.pitomnikgamaun.ru/index.php?topic=1890.0&fbclid=IwAR0n7Z7IOaULxo-cv1F4LU1glrRyq3xI25GAGGfWvgZxc2MxFBlEQSBajEc

 

Очень интересно. Какие же собаки молодцы! Сколько жизней спасли!

  • Нравится! 3
  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ðа данном изобÑажении Ð¼Ð¾Ð¶ÐµÑ Ð½Ð°ÑодиÑÑÑÑ: 2 Ñеловека, ÑекÑÑ

  • Нравится! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
13 часов назад, luda link сказал:

Неизвестная война. Собачья

ÐÐµÑ Ð¾Ð¿Ð¸ÑÐ°Ð½Ð¸Ñ ÑоÑо.

  • Нравится! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

«Боевые подруги» Т-34: Мария Октябрьская, Александра Ращупкина, Людмила Калинина

Сотни тысяч женщин наравне с мужчинами в годы Великой Отечественной войны сражались с фашистскими захватчиками. Медсестры, связистки, снайперы, летчицы, разведчицы. В танковые войска девушек зачисляли неохотно, поэтому история каждой женщины-танкиста особенно интересна. Сегодня мы расскажем три из них.

https://www.cosmo.ru/lifestyle/stil-zhizni/boevye-podrugi-t-34-mariya-oktyabrskaya-aleksandra-rashchupkina-lyudmila-kalinina/#part3

  • Нравится! 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
 
 
На данном изображении может находиться: цветок, растение и на улице
Galina Petrova

Покровское кладбище. Рига. Здесь лежат 17 деток .Их замучили фашисты. Им просто нужна была кровь и двухлетние детки из дет.дома для этого очень подходили. Каждый,кто пытаеться оправдать фашистов и их приспешников,представьте ,что это Ваш малыш висит подвязанный за подмышки и ,,несчастный немец,который не хотел воевать,, деловито срезает у него кожу со ступней. Представьте и попросите прощенья не у немцев,а у этих ангелов и у солдат,которые уничтожили фашизм. Плачу. Плачу.

 

Спойлер

сукисукисуки

 

Изменено пользователем chalova2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Из ЖЖ Захара Прилепина

Беседа Л.Улицкой и В.Дымарского

Цитата

Л. Улицкая― Ну, ужасно. Вы знаете, мы все с легким таким снисходительным относимся к французам, потому что мы-то молодцы.
В. Дымарский― Да.
Л. Улицкая― А французы – вот, они немцам сдали свою страну. Сейчас прошли годы – Париж стоит, они его сохранили, они сохранили культуру. Да, конечно, французы не молодцы, а мы молодцы. Но страна была разрушена, народу погибло ужасное количество.
В. Дымарский― … кто-то про де Голля это сказал, что Петен спасал мебель, а де Голль – честь.
Л. Улицкая― Ну, да. Я понимаю. Это вопрос, который вот так на раз-два не решается.
В. Дымарский― Это очень сложный вопрос.
Л. Улицкая― Конечно, сложный вопрос. У Победы есть цена. Потому что миллионы погибших людей – это, конечно, очень большая цена. Французы своих уберегли на самом деле.

и вот как-то мерзко стало....Интересно...ее дедов оставили бы живыми, если бы они к немцам в руки попали? 

  • Грустно! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А вы все ее интервью прочитали или только этот кусок?

  • Нравится! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
1 час назад, glen сказал:

А вы все ее интервью прочитали или только этот кусок?

Как ни искала, всё интервью не нашла. Боюсь, его у нас и не найдешь...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
1 минуту назад, luda link сказал:

Как ни искала, всё интервью не нашла. Боюсь, его у нас и не найдешь...

в совершенно свободном доступе на "Эхо Москвы" лежит.

Интервью Улицкой

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
2 минуты назад, Фрося сказал:

в совершенно свободном доступе на "Эхо Москвы" лежит.

Интервью Улицкой

Спасибо.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В свете вышеприведенной цитаты из беседы впечатлил кусок про ролик о концлагере....Как бы да, архитектуру кто-то сохранил, а сколько несохраненных душ погибло....И сколько еще могло погибнуть.

Моя мама и тетя-- дети-узники концлагеря. Ровесники госпожи Улицкой. Интересно, что с ними было бы, если бы наша страна решила архитектуру сохранить....

  • Поддержать 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В контексте всего интервью,этот кусок вообще очень неоднозначен,я совершенно не уверена,что имелось в виду то,что нужно было сдать страну.и если они и решили задеть эту тему,то нужно было ее раскрыть,потому,что мне так и не стало понятно,что именно она имела в виду,именно поэтому бежать с толпой и кричать "ату ее,ату!" не могу.потому,что все ,что ею было сказано мне близко и да,я считаю ,у Победы есть цена.27 миллионов600 тысяч(ведь такая цифра озвучивается на сегодняшний день), погибших,а сколько искалеченных не только физически,но и морально, разрушения,да столько всего не ухватить,эта такая глыба человеческого горя!и это СССР,а если взять весь масштаб второй мировой...

  • Нравится! 1
  • Грустно! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
51 минуту назад, Фрося сказал:

В свете вышеприведенной цитаты из беседы впечатлил кусок про ролик о концлагере....Как бы да, архитектуру кто-то сохранил, а сколько несохраненных душ погибло....И сколько еще могло погибнуть.

Моя мама и тетя-- дети-узники концлагеря. Ровесники госпожи Улицкой. Интересно, что с ними было бы, если бы наша страна решила архитектуру сохранить....

Прочитала. Спасибо.

Отдельный кусок, который вы привели и который все критикуют,  вообще не про это. Все интервью проникнуто человеколюбием и значением ценности человеческой  жизни, любой жизни. Противопоставления  камней и людей я у Улицкой не увидела. Это у Астафьева. Хорошее интервью. 

  • Поддержать 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
42 минуты назад, glen сказал:

В контексте всего интервью,этот кусок вообще очень неоднозначен,я совершенно не уверена,что имелось в виду то,что нужно было сдать страну.и если они и решили задеть эту тему,то нужно было ее раскрыть,потому,что мне так и не стало понятно,что именно она имела в виду,именно поэтому бежать с толпой и кричать "ату ее,ату!" не могу.потому,что все ,что ею было сказано мне близко и да,я считаю ,у Победы есть цена.27 миллионов600 тысяч(ведь такая цифра озвучивается на сегодняшний день), погибших,а сколько искалеченных не только физически,но и морально, разрушения,да столько всего не ухватить,эта такая глыба человеческого горя!и это СССР,а если взять весь масштаб второй мировой...

27 млн. это официально озвученная цифра. На самом деле больше, и намного. От 40 до 44 млн. цифры приводят. Это включая гражданское население даже на неоккупированных территориях.

  • Поддержать 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
6 минут назад, luda link сказал:

27 млн. это официально озвученная цифра. На самом деле больше, и намного. От 40 до 44 млн. цифры приводят. Это включая гражданское население даже на неоккупированных территориях.

Да, я знаю,что данные между официальными не не официальными сильно разнятся,просто на эти темы мне неприятно спорить,поэтому привела именно офиц. цифры,чтобы не давать повода.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
1 час назад, luda link сказал:

Отдельный кусок, который вы привели и который все критикуют,  вообще не про это. Все интервью проникнуто человеколюбием и значением ценности человеческой  жизни, любой жизни. Противопоставления  камней и людей я у Улицкой не увидела. Это у Астафьева. Хорошее интервью. 

Мы снова видим каждый своё 🙂

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
9 минут назад, Фрося сказал:

Мы снова видим каждый своё 🙂

Ну и хорошо.😊 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

У того же Прилепина , в ЖЖ, есть стихи как раз на эту тему. Да простят меня оппоненты. Я цитату еще одну поставлю и удалюсь: 

Цитата

 

У Александра Моисеевича Городницкого — пережившего ленинградскую блокаду в 10-11-летнем возрасте, то есть знающим заплаченную цену в тысячу раз больше, чем Людмила Евгеньевна, - так совпало, уже есть стихи, написанные ровно по тому же самому поводу:


"Вспомним блокадные скорбные были, 
Небо в разрывах, рябое, 
Чехов, что Прагу свою сохранили, 
Сдав её немцам без боя.
 

 

Голос сирены, поющей тревожно, 
Камни, седые от пыли. 
Так бы и мы поступили, возможно, 
Если бы чехами были. 

Правы бельгийцы, мне искренне жаль их, — 
Брюгге без выстрела брошен. 
Правы влюблённые в жизнь парижане, 
Дом свой отдавшие бошам. 

Мы лишь одни, простофили и дуры, 
Питер не выдали немцам. 
Не отдавали мы архитектуры 
На произвол чужеземцам. 

Не оставляли позора в наследство 
Детям и внукам любимым, 
Твёрдо усвоив со школьного детства: 
Мёртвые сраму не имут".
 
Счастье какое, что есть такие стихи. Что вы, лукавые гуманисты и ласковые фарисеи, предсказуемы заранее и на века.
Цена той войны известна. Не все, наверное, стоили той цены, но пересчёта не будет.
Пусть говорят все, кто обрёл чужой смертью право жить и разговаривать.
Просто слушать это нет сил никаких уже.

 

 
  • Спасибо! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
14 часов назад, Фрося сказал:

У того же Прилепина , в ЖЖ, есть стихи как раз на эту тему. Да простят меня оппоненты. Я цитату еще одну поставлю и удалюсь: 

 
 

Аж мурашки...Потому что - правда!!! И потому, что в моей стране никто больше не встанет на её защиту- до ТАКОЙ степени.....

Да и защищать-то особо нечего... Как противно все на самом деле..:157:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ðа данном изобÑажении Ð¼Ð¾Ð¶ÐµÑ Ð½Ð°ÑодиÑÑÑÑ: один или неÑколÑко Ñеловек, лÑди гÑлÑÑÑ, Ñолпа, небо и на ÑлиÑе

Решила тут поставить...Извиняюсь, ну очень показательно...ВРЕМЯ!!!

Ðа данном изобÑажении Ð¼Ð¾Ð¶ÐµÑ Ð½Ð°ÑодиÑÑÑÑ: один или неÑколÑко Ñеловек, Ñолпа, небо и на ÑлиÑе

Петербург вчера и в 75-м...:girl_sad:

  • Нравится! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
9 ч. · 
 
 
 
На данном изображении может находиться: 2 человека, облако, небо, на улице и природа
Александр Лазарев

15 мая 1944 года в Аджимушкайских каменоломнях (Керчь) найден дневник политрука Серикова за май 1942:

«Фашистские изверги начали душить газами. Бедные детишки кричали. Звали на помощь своих матерей.

Но они лежали мертвыми, кровь лилась изо рта»
В Крыму зверствовали гитлеровцы и крымские татары

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

https://jewish.ru/ru/stories/literature/189729/?fbclid=IwAR177j3gqDrpRo1DJLbG3HtwwmJbF1JerLb-LbDk0_D5RMWNw2yENnWKY3A

Истории

Наталья Твердохлеб

Ирма смотрела на Анну, стоя возле окна. Дочь сидела на корточках, а полы ее длинного пальто лежали прямо на асфальте. Она сосредоточенно что-то терла ладошкой на тротуаре. Когда Анна выпрямилась, Ирма заметила, что потускневшая медная пластинка, встроенная в асфальт рядом с домом, засверкала на солнце. «Переходит все границы, – подумала Ирма, – нужно рассказать папе».

Обычно решение «рассказать папе» приносило ей облегчение. Ирма рано потеряла мать, росла с отцом, который и сейчас в свои 87 лет оставался ее лучшим советчиком. Но сегодня, когда папа в больнице и от врачей нет хороших прогнозов, не хотелось волновать его.

Папа лежал с закрытыми глазами, выглядел усталым и похудевшим. Ирма тихонько, чтобы не разбудить его, присела рядом на стул. 
– И ты даже не поцелуешь своего старика? – вдруг весело спросил отец, открыв глаза. – Не сплю. Рассказывай.
– О чем, папа?
– О том, что у тебя на душе.

Ирма знала, что отец умеет читать ее мысли. Или просто научился за столько лет так тонко чувствовать её. Да и молчать об этом было нельзя. И она заговорила:
– Папа, с Анной что-то происходит. Она сидит в Еврейском музее часами – пишет там какую-то работу. Не пропускает ни одной пластинки* на тротуаре, чтобы не наклониться и не натереть её руками до блеска. Фотографирует все выгравированные на них имена погибших евреев. А недавно заявила, что ей стыдно, поскольку она родилась немкой. И она ненавидит себя за это. Что делать? К какому специалисту обращаться? Твоя внучка нездорова, это ненормальное поведение.
– Мне нужно подумать. Завтра же выходной? Вот и приходите ко мне с Анной вместе – соскучился по внучке. А сейчас хочу отдохнуть. И не смотри на меня так, поживу еще, – улыбнулся отец.

 

get_img?ImageWidth=865&ImageHeight=390&ImageId=9744

 

На следующий день Ирма с Анной приехали к нему в больницу ранним утром. Ирма хотела сначала обсудить с доктором состояние отца, но он, увидев их через полуприкрытую дверь, махнул рукой, чтобы скорее заходили.
– Успеете ещё допросить врача, – сказал он, целуя по очереди дочь и внучку. – Садитесь скорее. Я хочу вам кое-что рассказать.

Ирма придвинула стул к кровати отца, а Анна – стройная, коротко стриженная и русоволосая, похожая ещё на подростка – села прямо на пол, опершись спиной о стену и скрестив «по-турецки» ноги, обтянутые джинсами. С раннего детства это была ее любимая поза. Деда Анна обожала и звала как близкого друга только по имени – Эрвин. Еще до недавнего времени доверяла ему свои маленькие и большие тайны.

Сейчас же Анна молчала, вопросительно глядя на него. Чувствовалось, что Эрвин хочет что-то сказать, но не знает, как начать. Наконец он заговорил: 
– Я вас прошу обеих послушать эту историю так, вы будто читаете книгу, – тихо сказал Эрвин. – Вы ведь знаете, что я оказался в Германии только в 1942-м – уже во время войны. Мне тогда исполнилось 11 лет. А родился я в немецком поселении в СССР. Ты должна помнить, Ирма, что в 80-х, как только стало возможно, я побывал в тех местах. Надеялся, что жива моя любимая учительница и мы увидимся, но она уже умерла. Я вернулся в Берлин и решил больше не ворошить прошлое. Однако сейчас, похоже, пришло время.

1986 год. Украинская глубинка

Меня вызвалась сопровождать девушка – работник местного краеведческого музея. Ее звали Леся. Вместе мы и приехали к месту, где до войны была немецкая колония. Там не осталось ничего – ни домов, ни колхозных построек, ни моей школы. Но перед нами открылся луг: пахло полевыми цветами, травой, землей, а где-то вдалеке паслись коровы. Картина казалось умиротворяющей, и я испытал от этого почти физическую боль.

Потом вернулись в городок, где жила моя учительница Мирра. Прошло 44 года, но я помнил каждый поворот. Нужно было найти дом, из которого я вышел летом 42-го за руку с немецким офицером. «Здесь», – сказал я Лесе. Однако на месте небольшого домика с низкими окнами и земляным полом стоял двухэтажный особняк. Ворота были закрыты, а в глубине двора лаяла собака. 
– Давайте спросим у соседей, – предложила Леся.

 

get_img?ImageWidth=865&ImageHeight=390&ImageId=9745

 

Она подошла к пожилой женщине, сидящей на лавочке напротив особняка. Я ждал, пока они поговорят. Я не забыл русский, но быструю речь к тому времени уже плохо понимал. 
Закончив разговор, Леся меня спросила: 
– Ваша учительница была еврейкой?
Я кивнул в ответ.
– Идемте со мной, – сказала она, – это недалеко.

Солнце стояло в зените, когда мы подошли к металлическому обелиску. Сразу за ним начинался лес. Солнечные лучи били в глаза, и только стоя почти вплотную к памятнику, я смог прочитать надпись: 
«На этом месте в 1942 году фашистские палачи расстреляли мирных советских граждан».
– Здесь вместе с другими евреями убили вашу Мирру, – почти шепотом произнесла Леся. – Где их захоронили, точно неизвестно, поскольку немцы увозили тела в лес и закапывали в разных местах.

Октябрь 1941 года

Как всегда после уроков, я собирался провожать Мирру. С первого класса я провожал ее от школы до развилки, где дорога поворачивала в город, а потом возвращался к себе. 
– Хочешь, пойдем ко мне, переночуешь у нас, а утром вместе в школу? – предложила она. – Только сбегай домой, спроси у родителей разрешения. И познакомлю тебя с Сонечкой.

Сонечка была ее дочкой – она родилась в конце июня 41-го. А в июле они остались вдвоем: муж Мирры ушел на фронт и через месяц погиб. Пока Мирра работала – учила нас арифметике и грамматике, – с Сонечкой сидела ее подруга-соседка. Не знаю, почему родители отпустили меня. Обычно они этого не любили делать. Но в тот день мама сказала: 
– Да, можно. Подожди только немного: я молока деревенского для Сонечки налью – отнесешь им.
И еще теплую буханку хлеба с собой дала. Мирра по дороге отламывала мне от нее по кусочку, но сама не ела.

Это был хороший вечер: Мирра пела песни на непонятном языке, а Сонечка улыбалась и тянула ко мне ручки. Потом улеглись, хоть девочка никак не могла заснуть. Утром пришла соседка, Мирра покормила Сонечку, и мы почти побежали, чтобы не опоздать: до нашего поселения было около трёх километров. Когда пришли, не поняли сначала, где мы вообще и что стряслось: в школе пусто, все дома стояли открытые, а в посёлке – ни души. Я бросился к себе домой, но родителей не было. Помню только мамин вязаный платок на полу – затоптанный, со следами чьих-то ног. Я сел на пороге и решил дождаться родителей – не могли же они меня так бросить.
– Пойдем, родной, уходим отсюда, – вдруг резко сказала Мирра и взяла меня за руку. 
Я сидел не шелохнувшись. Она заглянула мне в глаза и почти прокричала:
– Нужно убегать, Эрвин.

 

get_img?ImageWidth=865&ImageHeight=390&ImageId=9743

 

Мы шли очень быстро, но не напрямую, а какими-то кружными путями. Я двигался, как во сне, держась за ладонь Мирры. Она провела меня через калитку к огороду возле своего дома и, оглянувшись, подставила к чердачному окну деревянную лестницу.
– Залезай на чердак, – сказала она. – Там тепло и есть сено. Принесу тебе еду скоро. Но ты только не вылезай оттуда. И помни: тебя никто не должен видеть!

На чердаке я прожил до середины лета 42-го. Слышал, как соседка рассказывала Мирре, что всех немцев из поселения куда-то увезли – никто не знал, куда. Понимал, что это случилось той ночью, когда я остался у Мирры, и всё время думал о родителях. А в июле 42-го в городок вошли немецкие войска.

Июль 1942-го. Украина

Это был мой обычный день. Я читал, ловя свет возле чердачного окна. И тут неожиданно снизу послышалась немецкая речь. Мысль была одна – родители вернулись. Я спрыгнул с чердака и выбежал во двор. Трое мужчин стояли посреди двора. Двое были с оружием, в темной военной форме, мрачной на фоне летнего разноцветья, а в третьем я узнал соседа, жившего недалеко от нас. Он о чем-то спрашивал Мирру – побледневшую и прислонившуюся к стене дома. Отвернувшись от него, Мирра обратилась к военным: 
– Я говорю по-немецки.
– Ваш мальчик? – указал на меня старший по званию офицер.
– Нет, – ответила Мирра, – не мой. Он немец. Зовут Эрвин. Его родителей выслали, и он жил у меня.
– Это правда? – с акцентом спросил офицер у соседа. 
– Правда, правда, – закивал тот подобострастно.
Офицер поманил меня пальцем. Я не двинулся с места.
– Подойди, – шепнула Мирра, – расскажи ему все.

 

get_img?ImageWidth=865&ImageHeight=390&ImageId=9747

 

Офицер расспрашивал про родителей. Я начал отвечать, как вдруг послышался из дома плач Сонечки.
– Есть еще ребенок?! – голос офицера сорвался почти на крик. 
Лицо его было серым, худым, с острым носом и таким же острым подбородком. Он смотрел прямо в упор на Мирру. Помню тишину, всего несколько секунд тишины, а потом тихий и непривычно твердый голос Мирры: 
– Да, у меня живет еще один ребенок – сестра Эрвина. Её зовут Тереза. А я ее няня.
– У тебя есть сестра? – спросил меня офицер.
Я встретился глазами с Миррой и кивнул. Тереза – это было имя моей мамы.
– У него действительно есть сестра? – спросил офицер теперь уже у соседа.

В тот момент мне стало по-настоящему страшно. Одиннадцатилетний, я понимал, что если Мирра назвала Сонечку чужим именем и моей сестрой, значит, так было нужно. Но это также значит, что снова происходит что-то плохое и опасное. Сосед смотрел в землю, наклонив низко голову, а потом, будто эхом, повторил: «Сестра, герр офицер». 
– Приведите ребенка, – приказал второй военный и махнул автоматом в мою сторону. – Ты сходи за ней.

 

 

get_img?ImageWidth=865&ImageHeight=390&ImageId=9748

Я бросился в дом и взял на руки Сонечку, которая тут же перестала плакать и обняла меня за шею. Мы вышли во двор. Я нес малышку, стараясь, чтобы она не увидела Мирру и не назвала её мамой. Потом офицер прижал голову Сонечки к моей и долго рассматривал наши волосы, которые были одного цвета – светло-русые. Только у Сонечки вились кудряшки, отливавшие золотом.
– Идите со мной, – сказал офицер и схватил меня за руку так, что Сонечку мне пришлось нести на одной руке. Она смеялась и дергала меня за ухо. А я понял, что имя Сонечка нужно забыть. «Тереза, Тереза», – повторял я как заклинание.

Эпилог

Когда Эрвин закончил свой рассказ, дочь и внучка долго молчали. Первой тишину нарушила Анна:
– Расскажи, что было дальше.
Он попросил Ирму поправить подушку, собрался с силами и продолжил:
– Тем же летом 42-го нас с Терезой переправили в Германию. С «сестрой» меня, правда, разлучили. Терезу удочерила бездетная семья, а у меня в военном Берлине был только один путь – в Гитлерюгенд.
– Ты… в Гитлерюгенд?! – закричала Анна.
– Не могла в 42-м по-другому сложиться судьба немецкого мальчика-сироты, – спокойно отвечал Эрвин. – Весной 44-го вместе с другими подростками я уже был солдатом. 
– Стрелял в людей? – спросила Анна.
– Я сражался за Берлин – ведь нас учили преданности. И не перебивай – мне нелегко говорить. А надо еще рассказать о самом важном. Все послевоенные годы я следил за судьбой Терезы-Сонечки, ничем не выдавая себя. Впервые заговорил с ней, когда она уже была студенткой. Так состоялось наше «знакомство». А в 63-м мы поженились. Потом, Ирма, родилась ты, – сказал старик, в упор смотря на дочь.
– Что? – вырвалось одновременно у Ирмы и Анны. 
– Сонечка – вот настоящее имя твоей мамы, Ирма. А Мирра…
– Моя бабушка? – перебила Ирма отца.

Она хотела еще что-то сказать, но встревоженно оглянулась на дочь – Анна рыдала. Это были не тихие слезы, которые можно остановить ласковым словом. Анну всю трясло, руки сжались в кулаки, а длинные ненакрашенные ногти впились в ладони.
– Доченька, доченька, – твердила Ирма.
Не находя других слов, она гладила Анну по голове.
– И ты ничего не говорил?! – почти закричала Анна. – И бабушке ничего не рассказал?! Как ты мог? Она даже не знала, кто ее настоящая мать и где она родилась. А мы с мамой… Почему только сейчас… – через рыдания прорывались слова внучки. 
– Потому что любил её, и никого на свете дороже неё для меня не было. И я хотел, чтобы она прожила счастливую жизнь – без страха и преследований. И чтобы вы были счастливы, – отвечал Эрвин с грустью. – Ведь я не знал, захотите ли вы быть еврейками. И не верил в голос крови, пока не услышал, Анна, что ты ненавидишь себя за то, что ты немка.

*Справка. В тротуары улиц Берлина встроены медные пластинки с именами евреев, проживавших в том районе и депортированных в концлагеря. Поскольку многие дома перестроены и перешли давно в частную собственность, муниципалитет Берлина принял решение использовать не стены домов, а именно тротуары, которые являются собственностью города. Проект задуман, чтобы увековечить память погибших.

  • Нравится! 1
  • Спасибо! 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ðа данном изобÑажении Ð¼Ð¾Ð¶ÐµÑ Ð½Ð°ÑодиÑÑÑÑ: ÑекÑÑ

КАК ЭТО БЫЛО: 
МЕТОДЫ И ЗВЕРСТВА БАНДЕРОВЦЕВ (УПА) 

16 июня 1944 года к северо-западу от города Рава - Русская, банда УПА остановила пассажирский поезд на железной дороге Белжец-Львов. В поезде ехали поляки, украинцы и немцы. Через полчаса после отбытия от станции Белжец. Машинист-украинец Захар Процюк остановил поезд в условленном месте. Поезд окружила банда хероев из УПА. Пассажиров стали сортировать по национальному признаку. Поляков выгнали прикладами из поезда и зверски убили. Вспарывали животы, отрубали кисти рук топорами, беременных закалывали штыками. В общем все как обычно. Погибло 42 человека.Трем женщинам удалось убежать. 

Украинцев и немцев в поезде не тронули. Резня произошла недалеко от деревни Любыча Крулевская. Убитые пассажиры были из этой деревни, а также из соседних Белжеца, Затыле, Томашева и других мест. 

Как только о нападении на поезд стало известно в окрестных деревнях, на место прибыли представители военной разведки Армии Крайовой и их фотограф - поручик Тадеуш Желеховски. Было сделано более 40 фотографий с места преступления. 

Ссылку не даю, фотографии смотреть не советую. 

На  памятнике написано - ПОЛЯКАМ ЖЕРТВАМ УКРАИНСКОЙ БАНДЫ УПА
 
Ублюдки..:157:
  • Спасибо! 1
  • Грустно! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

https://www.rubaltic.ru/context/19062019-zdes-banderovtsy-unichtozhili-450-zhiteley-iz-nikh-lish-28-byli/?fbclid=IwAR3tHnR-sW41eHlrtaev5uC4hYmmD0_E3TGyw15c6luoz5DH5LRGlg8d0Ho

Здесь бандеровцы уничтожили 450 жителей, из них лишь 28 были военными: Дерманская трагедия на Волыни

19 июня

 

О событиях, так изменивших облик древнего села в годы войны и первые послевоенные годы, сегодня вспоминать не любят. Сведений о них не найти ни в справочниках, ни в красочных путеводителях, зазывающих туристов посетить эту жемчужину Волыни. Но в 50-е годы о них знала и помнила вся Украина...

В марте 1957 года, расчищая один из заброшенных колодцев, колхозники села Устенское II (ранее носившего название «Дермань») обнаружили в нем забросанные камнями тела своих односельчан, убитых бандеровцами в 1944–1948 годах. Массовые захоронения жертв бандеровского террора находили в этом селе и раньше. Но лишь в конце 50-х годов удалось до конца выяснить причины Дерманской трагедии.

За полтора года до страшной находки в Дермани, в октябре 1955 года, в Волынской области в результате длительной и сложной агентурно-оперативной комбинации была уничтожена последняя бандеровская группа нелегалов — бандбоёвка С.Линника — «Рыжего».

Характерно, что, как и множество раз до этого, главаря банды ликвидировали не сотрудники органов, а его же собственные боевики. Захваченные в рамках операции бидоны с подпольными «архивами» позволили установить следующее: убийства гражданского населения с. Дермань носили не эпизодический и случайный характер, а были целенаправленной и спланированной акцией Службы Безпеки ОУН*.

Если для руководителей галичанского подполья основным местом базирования служил «особый» Рогатинский провод ОУН (Станиславская, ныне Ивано-Франковская обл.), то для руководителей подполья Волыни таким местом было с. Дермань Мизочского района Ровенской области. Некоторые националистические сайты прямо называют Дермань «повстанською столицею».

Помимо резиденции главарей, в Дермани функционировала школа младших командиров УПА*, мастерские по ремонту оружия, выпуску мин и изготовлению одежды. Понятно, что такая концентрация в одном районе высокопоставленных оуновских функционеров плюс наличие важных структур по обеспечению подполья требовали особых мер охраны.

Помимо охраны главарей в селе создаётся сетка из легальных членов ОУН для наблюдения за местным населением и выявления потенциальных «агентов НКВД». Васыль Кук, видимо оправдывая меры по охране собственной персоны, в одном из интервью заявлял: «Если это — агент, и выдаёт других людей, ясно, что вы его застрелите, потому что он ваш враг». «Врагов» набралось много, но о подробностях дерманской операции Васыль Степанович, понятное дело, предпочёл умолчать. Тем не менее, они стали известны. На протяжении 1944–1948 годов Службой Безпеки ОУН в с. Дермань было зверски уничтожено около 450 жителей. Из них лишь 28 были советскими военнослужащими, остальные — простые селяне, дети, старики, женщины.

 
В 1959 году в г. Дубно Ровенской области состоялся открытый судебный процесс, на котором организатор дерманской трагедии Андрощук — «Вороный» — был полностью изобличён показаниями выживших очевидцев и подпольным «архивом» из молочных бидонов. При этом, как признал Андрощук, им лично было убито 73 человека.

*ОУН-УПА, запрещенная в России экстремистская организация — прим. RuBaltic.Ru

    

Источник: Дерманская трагедия: преступления Службы безопасности ОУН. Документы из украинских архивов // Журнал исторических исследований — 2010 - №1. С. 128-139.

  • Грустно! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

«Вечер, по светлым кварталам Крещатика снуют толпы народа, публика одета пёстро. Энергия и жизнь наполнила всех… На лицах выражения полного удовлетворения, а у кого не вполне оно выражено, тот забегает на минутку-другую в Винтрест либо Американку, и можете быть спокойны, в этом случае цель достигнута, и даже больше. Молодёжь… большей частью обитает на танцплощадках — Пушкинский, Первомайский, Пролетарский (парки — Авт.) и «Динамо» (стадион)…. Часы на углу Прорезной и Крещатика, где обычно назначали первое и много последующих свиданий, влюблённые молодые люди. И прекрасный «Динамо», где было так хорошо танцевать и где было так много укромных местечек».

 

Вечером в кинотеатре «Буревестник» и кинотеатре имени Чапаева на Львовской площади, крутили художественный фильм «Фронтовые подруги» о финской войне. Другой музыкальный фильм назывался «Песня о любви». В кинотеатре имени Шевченко показывали «Музыкальную историю», а в «Коммунаре» — «Пятый океан». Эти же фильмы шли в кинотеатрах по всей стране.

Актёры Московского театра сатиры, приехавшие в Киев на гастроли, показывали спектакль «Мелкие козыри». А в Гиппо-Паласе играл джазовый оркестр БССР Эдди Рознера. Для меломанов того времени это было знаменательное событие. Рознер до прихода Гитлера к власти жил в Берлине и носил имя… Адольф. В Европе среди поклонников джаза его имя гремело наравне с Луи Армстронгом. Когда он обменивался с прославленным американским джазменом винилами, тот на конверте написал «белому Армстронгу». Тогда Рознер в качестве «алаверды» на своей пластинке написал «черному Рознеру».

В Сталино, нынешнем Донецке, 21 июня в зале заседаний городского совета открылась Вторая областная конференция архитекторов. На нее съехались сто архитекторов со всей Сталинской области, работники проектных контор и организаций — при участии профессора архитектуры Павла Алёшина из Киева. Здесь обсуждали вопросы планировки и застройки города Сталино и собирались выбрать делегатов на Второй Всеукраинский съезд советских архитекторов.

Летний театральный сезон 1941 года в Сталино обещал быть таким же интересным, как и в предыдущие годы. 5 июня здесь начались гастроли Государственного Академического Малого театра, в город приехали известные артисты, в том числе лауреат Сталинской премии Игорь Ильинский, народные артисты СССР Вера Пашенная и Михаил Климов и другие. 21 июня вечером и 22-го днём давали спектакль «На бойком месте».

Газета «Социалистический Донбасс» от 22 июня посвятила ему лестную статью, в которой особо отмечалась игра Пашенной, рекомендовав непременно видеть, поскольку «невозможно передать ни интонаций и жестов, ни обольстительного лукавства и смеха, ни тончайших психологических оттенков и повадок «красивой бабы годам к 30-ти», любящей заезжего барина и пополняющей из его кошелька доходную статью постоялого двора». 

 

В Харькове готовились к проведению 22 июня республиканских велосипедных гонок. В Днепропетровске работал на гастролях московский Малый театр, а большой промышленный город пульсировал в своем ритме.

Студент-медик Ибрагим Друян вспоминал о вечере 21 июня:

«Я распахнул окно. Внизу тысячами огней сверкал город. Вместе с прохладным ночным воздухом в комнату ворвались приглушённые гудки автомобилей. Ниже, на втором этаже, негромко играл патефон, и пели девушки. Днём зацвели липы, и теперь, ночью, их запах был особенно свеж и приятен. Я отошёл от окна, включил репродуктор. Чёрная тарелка на стене несколько мгновений молчала, потом из неё полились чарующие звуки вальса Штрауса. Прекрасная, мирная музыка…»


"Сегодня очень ясное, тихое, росистое утро. Приедут гости, и мы поведем их в дальний лес, где еще не были. Хозяин говорит, что осенью там видимо-невидимо грибов. Если бы и осенью были каникулы! Завтра я напишу о нашей прогулке, спешу, скоро надо идти на вокзал встречать...
Встречи не было, никто не приехал, а на станции по радио передали страшную весть — на нас напала Германия"...

Шаврова Евгения Вадимовна, 13 лет, ленинградская школьница, свидетельница блокады Ленинграда, http://prozhito.org/person/2384

"Раннее утро. Сквозь раскрытые окна врывается в комнату шум большого города: приглушенные трамвайные звонки, гул автомобилей. За окном чистое голубое небо. Над молодой зеленью деревьев празднично сверкает купол Казанского собора. На Невском праздничные толпы людей. Кругом спокойно, мирно...
Несмотря на воскресенье, читальные залы переполнены — завтра у нас экзамены... И тут слышим страшное слово: «война». Прибежала взволнованная Лариса Бойко, позвала:

— Идите быстрее в комнату! Передают важное правительственное сообщение!

По коридорам спешно разбегаются студенты. Слышатся возгласы:

— Молотов выступает! Война!

Затаив дыхание, стоим мы возле черной тарелки репродуктора в комнате студенческого общежития и слушаем страшную весть. Говорит Молотов:

— ...Сегодня утром немецкие войска перешли нашу границу... Фашистские самолеты без объявления войны бомбили города Киев, Минск, Брест, Одессу... Весь советский народ встанет на защиту своей Родины. Фашизм будет разбит и уничтожен. Победа будет за нами!

Нет слов, чтобы передать охватившее всех чувство волнения. Словно невидимый ураган пронесся, сорвал и унес все дорогое, светлое и радостное. Этим светлым и дорогим, что мы сейчас потеряли, была мирная жизнь народа, страны, всех нас. Чутьем угадываем, что надвигается страшное, жестокое, беспощадное, и оно будет молоть наши судьбы и жизни...

Кончил говорить Молотов. Мертвая тишина огромного пятиэтажного здания студенческого общежития на улице Желябова взорвалась шумом, громкими разговорами, топотом ног по коридорам и лестницам. Все спешат на Невский, чтобы подробнее узнать о последних событиях. У каждого — десятки вопросов. Невский все больше наполнялся народом. Люди останавливались, горячо и взволнованно обсуждали ошеломившее всех сообщение о вероломном нападении Гитлера. Всюду возмущение, негодование, боль".

Дятлова Нина Константиновна, 22 года, студентка факультета естествознания Ленинградского Педагогического института им. А.И. Герцена, http://prozhito.org/person/2210.

"22-го июня с утра пошли с сыном в баню, Вл. Ив. собрался ехать в магазин покупать костюм. Было 12 часов, когда мы помылись и вышли из мыльной в раздевалку. В раздевалке меня поразило поведение женщин. Почти все плакали, ахали и поспешно одевались и уходили домой, даже те, кто еще не мылся. Я решила, что произошло что-нибудь здесь, и с этим вопросом обратилась к соседке... «Война!» — был мне ответ. Но с кем же не доумевала я и решила, что это смеется. <…> В груди у меня что-то сжалось, как будто нависла какая-то тяжесть. Даже Витенька молча быстро стал одеваться, как будто понимая, что это значит. Мы бежали, бежали до дома, навстречу шел Вл. Ив. Костюм, конечно, отошел на задний план. Мысли приняли совсем другой оборот. Мы с Витей сразу уехали в Тайцы. Быстренько приводились в порядок все домашние дела. 23-го взяли Вл. Ив. в армию, и призвали меня".

Турнас Елизавета, 27 лет, медсестра, руководитель взвода МПВО, свидетельница блокады Ленинграда, 13 января 1942 года мародёрами в поселке Левашово тремя ударами ножом в грудь был убит её семилетний сын Витя вместе с её братом, его женой и их сыном Левой, http://prozhito.org/person/2777.

"Я собиралась идти в Эрмитажную библиотеку, когда услышала по радио «Слушайте, слушайте!», а затем выступление В.М Молотова, в котором сообщалось о нападении на нас немцев в ночь на 22-ое и воздушных налетах на (Каунас) [нрзб], Киев, Житомир, Севастополь. Война с Германией! Было 12 ч. 15 м.
На улицах, у всех ворот уже стояли дежурные [нрзб] с противогазами. У громкоговорителей толпился народ. Домашние хозяйки у продуктовых магазинов уже организовывали очереди, хотя продуктов уже накануне было вполне достаточно. Паническое настроение хозяек привело к тому, что вечером в магазинах уже не оказалось круп и сахару. Объявлено военное положение.
В Эрмитаже экстренное заседание у директора. Приехавшие москвичи спешат домой. Железно-дорожные билеты получаются с трудом".

Коноплева Мария Сергеевна, 70 лет, искусствовед, сотрудница Русского музея и Эрмитажа, свидетельница блокады Ленинграда, http://prozhito.org/person/1998.

  • Спасибо! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

У нас улицы сейчас назвали в честь ОУН-УПА, например, есть вул. 50-рiччя УПА 😔.

Изменено пользователем Ружан
  • Грустно! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
28 минут назад, Ружан сказал:

У нас улицы сейчас назвали в честь ОУН-УПА, например, есть ул. 50-рiччя УПА 😔.

Просто позор!😠😨😱

  • Спасибо! 1
  • Грустно! 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

×