Перейти к содержанию

Aine

Местные жители
  • Публикаций

    730
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

115 специалист

Информация о Aine

  • Звание
    оазис
  • День рождения 07/01/1980

Информация

  • Интересуюсь странами:
    Алжир
  • Пол
    Женщина
  • Страна/город
    Алжир, маленькая деревушка в вилайяте Бежайя...

Контакты

  • MSN
    -
  • ICQ
    0
  • Yahoo
    taskurtaine@mail.ru
  • Skype
    -

Посетители профиля

998 просмотров профиля
  1. ...люблю священный месяц Рамадан...

  2. Продолжая весёлую и вкусную селёдочную тему... Эх, где ты, селёдка?... СЕЛЕДКА (отрывки) Александр Левинтов "Говорят, что голландца трудно представить себе, не жующим в задумчивости селедку. Не знаю. Возможно, что это так. Но я не могу себе представить селедку без нас. Это - все равно, что генсек, едущий в метро на работу. Вот царя в метро могу себе представить, а генсека - ну, никак. Селедочка на праздничном столе обязательна... Селедочный мир огромен и разнообразен: - тихоокеанская - норвежская - исландская - атлантическая - черноморская - балтийская - беломорская - каспийская - каспийский залом - керченская - дунайская - сосьвинская (тугун) - прибыловская Некоторые известны всем, некоторые экзотичны, некоторые остались только для членов правительства, да и то на два дня. Сосьвинская вовсе, например, не селедка, только называется селедкой, - а сама - наиблагороднейших и пресноводнейших кровей. Иваси - вроде бы селедка (и говорят, в свое время была большой редкостью и деликатесом), но из нее научились делать и сардины, и ставриду, и севрюгу, поэтому ее селедкой уже никто не считает. "Спасибо Лене за такси и за селедку иваси". Иваси вместе с хеком и минтаем - вклад Нептуна в застой... Селедка - социалистическая рыба. В совдепии на карточки служащим или вобла выдавалась, или селедка (да еще хлеб). Это даже не рыба, а валюта социализма. Замена всему, что не хлеб, главное - замена соли. Ведь когда впереди такое сладкое будущее, всегда тянет на солененькое. Вот и Коровьев опрокинул в Торгсине сиреневого не куда-нибудь, а в бочку с керченскими селедками. И Выбегалло кормил у Стругацких своего желудочно неудовлетворенного селедочными головками. Хозяйки в наше время умели отличать по глазам селедок-мальчиков от селедок-девочек. У мальчиков с молокой глаза красные, а у девочек с икрой - желтые. Если глаз один - значит камбала. Есть великое социальное различие между сельдью и селедкой. Ловят и продают сельдь, а покупают и едят селедку. Это то же самое, что картофель и картошка. Я родился после эвакуации. Поэтому данный сюжет - из бесконечной семейной хроники, сюжет, к которому я лишь немного недородился. Мой русский дед Александр Гаврилович взял с собой в эвакуацию в родную для себя Пензенскую губернию моего еврейского деда Давида Моисеевича. И вот два огромных семейства двинули в село Титово, ненадолго - ведь к осени войну обещали закончить и моя мама, например, не стала брать с собой из Москвы плащ-дождевик. Русская родня разместилась быстро и удачно. А еврейскую никуда не принимали. Мало того, что евреи - четверо из них ушли на фронт комиссарами и командирами (мой отец начал войну командиром мотоцикла связи). В отличие от москвичей, полных политической романтики, деревенские ждали прихода немцев с большим вероятием и рисковать, ютя у себя евреев-комиссаров, никто не хотел. "Богатая" русская родня все-таки пристроила "бедную" еврейскую. И даже слегка подкармливала и вообще помогала, чем могла. Однако - таково еврейское счастье - на тех сыпались беды, болезни и смерти, а также все прочие мелкие и от того еще более обидные несчастья: русские дети мылись в деревенской печи и до сих пор вспоминают об этом как о чуде и ощущении теплой утробности. В той же печи купали и еврейских детей, не помнящих ничего, кроме ужаса быть сваренными заживо. Пошел мой еврейский дед зимой в лес по дрова (русский дед выхлопотал ему телегу с лошадью), да и заблудился. Ну, не умеет вечно городской еврей ориентироваться в лесу, даже если он нарубил целый воз дров! И взмолился он горячо своему еврейскому Богу, в которого ни разу до того не верил после детства, и заплакал, что остались его горемыки без дров и без кормильца, и поклялся, что, если спасется, то будет вечно молиться Ему. А русский дед, заметив пропажу родни с дровнями, поднял на ноги две деревни (с обеих сторон леса), но таки нашел совсем уже было задубевшую потерю. Будучи интеллигентом и потомком грозного пензенского разбойника Сафона, русский дед в Бога так никогда и не поверил, хотя церковное пение очень уважал (и меня к тому пристрастил) и даже был отличным певчим. Оба умерли в пятидесятые. Истово верующий и властный еврей, неистовый в сомнениях и безропотный в жизни русский. Оба умерли в глубочайшем общественном почтении и их похороны были самыми многолюдными на моей изобильной смертями памяти. Так о чем это я? Ах, да! Так вот. Селедку, считали оба, надо подавать непременно в мундире, если она копченая, и обсыпанной мелким зеленым лучком. При этом русский дед всегда украшал, любую селедку, двумя луковыми перышками в пасти. * * * - Знаешь, почему море соленое? - Потому что в нем селедка плавает. - А селедка почему соленая? - Так она в море плавает. Был у нас когда-то знаменитый селедочный бум. Он описан Владимовым в романе "Три минуты молчания". Владимов теперь в Париже или еще ближе к небу, селедка - в море, Мурманск - в затишье. Нет ни бума, ни ажиотажа. И стоят унылые бесконечные очереди за редко завозимыми и экзотическими скумбрийными головами. Есть у селедки аналоги и подражатели: скумбрия (она же макрель), салака, ставрида, сардинелла. Когда их не подделывают под селедку, они хороши, но в имитации - дрянь дрянью. А теперь о способах приготовления и употребления. Конечно, можно и так, прямо со шкурой или ободрав ее. В этом свой смак, особенно с чаем. Можно порезать, полить постным маслом и заправить зеленым или репчатым луком. Можно к этому же сделать соус: вода, горчица, уксус, сахар, постное же масло. Мой отец ничего не умел готовить, только этот соус, рецепт которого перенял у своей матери, замечательной стряпухи. У отца рецепт подсмотрели мы, пятеро детей, у меня - дочь. Между прочим, это и есть культура. Никто, кроме нас, не умеет воспроизвести этот элементарный соус, а у нас он - как из одной чашки. Можно и другой: уксус - поострее, помолочней, с черным молотым перцем, с имбирем и другими пряностями. Хорошо под шубой: слоями через терку отварные морковь, свеклу, картошку, лук, яйцо, свежие яблоки, сверху залить майонезом. Копченую селедку подают в мундире - это знают все. Кости можно вынимать, но можно и по-простому. Шибко соленую селедку можно вымачивать в молоке - нежней становится. Евреи селедку жарят и делают из нее фаршмак. Некоторые даже варят суп из селедки. В ресторане "Якорь" (бывшем еврейском ресторане) до сих пор сохранился рецепт селедки по-еврейски, с яблоками, теперь, правда, это называется "по-волжски". Я люблю селедочку, нарезанную ажурно тонко, в уксусно-сладком соусе, с нежной картошечкой или блинами, да чтоб на вилку цеплялась и тончайшая гирлянда репчатого луку. Бутербродик с селедочкой - это, знаете ли, тоже не кукиш в кармане. Особенно, где-нибудь в тропиках. Черный хлебушек - маслице - селедочка. Вспомнишь и родину, и маму. А уж способов соления селедки - наверное и не перечислить: - пряная - бочковая - баночная - спецпосола - по-домашнему - в укропном соусе - в горчичном соусе - в винном соусе - в яблочном соусе - в брусничном соусе - в клюквенном соусе - в луковом соусе - в сметанном соусе - в майонезе - в масле Когда плюшевый десант скупал в Москве селедку огромными банками и возами, я чувствовал себя последней сволочью, потому что тосковал о чем-то возвышенном, о каком-то заломе толщиной в руку, а люди мечтают о самом обыкновенном и насущном: - Эх, сейчас бы селедочки!" -------------------------------------------------------------- Юлия Мечты, очень красивый рассказ, спасибо!
  3. Лови дождик бежайский, приносящий прохладу и хорошее настроение :).

  4. Александр Капьяр ЛИМЕРИКИ -- СОБРАНИЕ №1 * * * Итальянец по имени Пьетро Приобрел себе шляпу из фетра. Не снимал много дней И сейчас был бы в ней, Не случись как-то сильного ветра. * * * Англичанин по имени Том Раз пошел за водой с решетом, А супруга ему Говорит: «Не пойму, Отчего не дуршлаг ты взял, Том?» * * * Некий старец из города Риги Всем прохожим показывал фиги, И такой же привет Получал он в ответ От других долгожителей Риги. * * * Человеком достойным был Петр, Но бывал недостаточно бодр. Удивлялась жена: «Я ль с тобой не нежна, Отчего же не бодр ты, Петр?» * * * Англичанин по имени Пит Днем и ночью без просыпу спит. Победив свою дрему, Выпивает он рому И опять беспробудно храпит. * * * Мистер Смит из далекой Небраски Нос имел наподобье колбаски, И один его вид Возбуждал аппетит Всех собак и котов из Небраски. * * * Как-то раз гражданин Иванов На работу пришел без штанов. Там, пожав ему руки, Тоже все сняли брюки, Говоря: «Мы с тобой, Иванов!» ЛИМЕРИКИ -- СОБРАНИЕ №4 * * * Парикмахер из города Хельсинки Настрижет на затылке вам «лесенки», Но зато целый час, Что уродует вас, Напевать будет финские песенки! * * * У почтенного мэра Андорры За ушами растут помидоры, И, его уважая, Все ждут урожая В ресторанах и барах Андорры. * * * Благородная леди Макбет Не умела готовить обед, В результате голодный Ее муж благородный Натворил ужасающих бед. * * * Если правду сказать, то Джульетта Была очень безвкусно одета, И служанок бивала, И с утра выпивала, Но мы ценим ее не за это. * * * Литератор один из Ростова В частной жизни был нрава простого: Он лужайки косил И сапог не носил, Хоть не читывал сроду Толстого. * * * Был зимой по путевке я в Сочи И курортом доволен не очень: Для купанья вода Даже днем холодна, Ну а ночью — совсем нету мочи! * * * В том году побывал на Кавказе я, И была там такая оказия: Мне на шляпу орел Свой сюрприз произвел. Вот какие кругом безобразия! ЛИМЕРИКИ -- СОБРАНИЕ №6 * * * У полковника Мэрфи из Дублина Голова была саблей отрублена. По словам докторов, В остальном он здоров, И карьера его не загублена. * * * Несравненная Лейла из Турции Утром ела салат из настурции, А в обед и на ужин Чайных роз пару дюжин Съесть могла эта Лейла из Турции! * * * У сеньора Тото из Тосканы В голове завелись тараканы. Тараканы с ним дружат, Но теперь над ним кружат Все голодные птицы Тосканы. * * * Осторожный француз из Руана Опасался пить воду из крана, Но на улицу он Выходил без кальсон, Этот смелый месье из Руана! НОВАЯ ИСТОРИЯ АНГЛИИ Как-то раз романист Теккерей Поселился среди дикарей. Те читать научились, И потом получились Англичане из тех дикарей. * * * Короля молодого Луи Окружали одни холуи. «Может, мне, для примера, Пригласить Робеспьера?» — Размышлял удрученный Луи. * * * Некий Петер живет в Померании. Обожает он овощи ранние. Он на поле выходит И картошку находит Раньше Петеров всех в Померании. ЛИМЕРИКИ -- СОБРАНИЕ №7 * * * Тем известен Хуан из Перу, Что во лбу он имеет дыру. Голова хоть дырява, Но умна и кудрява, Только сильно свистит на ветру. * * * Как-то раз романист Голсуорси Обнаружил клопа в своем морсе. Взяв перо и бумагу, Тут же длинную сагу Написал о клопах Голсуорси. * * * Англичанин по имени Стив Чрезвычайно был с дамами льстив. Англичанок немало Его лести внимало, Томно очи свои опустив. * * * Некий комик, что жил в Гонолулу, Так смеялся, что вывихнул скулу. И шутить перестал он, И впоследствии стал он Лучшим трагиком в Гонолулу. * * * У красавицы Зары из Персии Удивительно белые персии. И ланиты, и плечи, Воспитанье и речи, — Все прекрасно у Зары из Персии! * * * Господин Фогельпфуй из Берлина Был ужасно похож на павлина. В нем признали павлина Все павлины Берлина, Даже женская их половина. * * * Англичанин по имени Боб Самый крупный в Британии сноб. Перый сноб среди Бобов, Первый Боб среди снобов, — Вот какой он крутой, этот Боб! ФСЁ!
  5. Юля, действительно, хорошие слова... Но Милен (сорри, ты знаешь моё отношение)... А я недавно прочитала вот такие строки... * * * - Ой, казаченька мой миленький, Где мы будем с тобой жить? - В темном лесочке, на бережочке, Ты ж мне люба, дорога. - Ой, казаченька мой миленький, А кто будет нас будить? - Голубь загудит, он нас разбудит, Ты ж мне люба, дорога. - Ой, казаченька мой миленький, А чем мы будем умываться? - Я росою, ты слезою, Ты ж мне люба, дорога. - Ой, казаченька мой миленький, Чем мы будем вытираться? - Я платочком, ты цветочком, Ты ж мне люба, дорога. - Ой, казаченька мой миленький, А что мы будем с тобой есть? - Я белые булки, ты думай думки, Ты ж мне люба, дорога. - Ой, казаченька мой миленький, А что же мне теперь делать? - Я буду жениться, а ты иди топиться, Ты ж мне люба, дорога. - Ой, казаченька мой миленький. Там холодная вода. - А ты с приходу да прямо в воду, Ты ж мне люба, дорога. ("ФОЛЬКЛОР СУНЖЕНСКОГО КАЗАЧЕСТВА". Записала в 1998 году студентка Ингушского государственного университета Инна Малыгина.) А эти мудрые мысли мне очень нравятся... ДЖАМАЛДИН ЯНДИЕВ ЕСЛИ БЫ Если бы за зрелыми годами Молодость пришла,— Нас бы за морями, за горами Старость не нашла. Жаль, что все наоборот бывает, Все наоборот. Молодость про нас позабывает, Не найти ворот. Не найдя моих, не постучится: «Где же ты, ответь?!» Ну, а если все-таки случится Мне помолодеть? Я скажу: «Не зря ли постучала, Позвала с собой?» Я хочу пути пройти сначала Со своей судьбой. Со своей бедовой и нелегкой, Со своей родной. Со своею близкой и далекой, Только с ней одной. Может быть, и прожил с большим толком, Меньше б видел бед, Помня, что крадется старость волком За ягненком вслед. :)
  6. Красивая фотка, Джульетта ).

  7. Красивая фотка, Джултетта ).

×